Меню

Детские рисунки одежды 17 века



LiveInternetLiveInternet

Метки

Рубрики

  • Гороскопы (337)
  • астропрогнозы (178)
  • Аспекты планет (48)
  • Планеты в знаках (24)
  • Зодиакальная астрология (21)
  • Транзиты (13)
  • Синастрия (7)
  • Планеты в Домах (6)
  • Структурный гороскоп (4)
  • Лунный календарь (3)
  • Книги. (194)
  • Рецензии, критика, отзывы (109)
  • Зарубежная литература (88)
  • Новинки литературы (54)
  • Литературные герои (17)
  • Российские писатели (11)
  • Книжные цитаты (10)
  • Зарубежные писатели (7)
  • Русская литература (5)
  • История моды. (192)
  • Родословная вещей (47)
  • Средние века (29)
  • Возрождение (22)
  • Античность (17)
  • 20 век (15)
  • 17 век (14)
  • 19 век (14)
  • 18 век (8)
  • Барокко (3)
  • Древний мир (1)
  • Изобразительное искусство (119)
  • Тематические подборки (47)
  • Графика (46)
  • Живопись (37)
  • Путешествие в картину (5)
  • О художниках (1)
  • Художественная культура (118)
  • Фотография (75)
  • Скульптура (17)
  • Декоративно-прикладное искусство (16)
  • Креатив (5)
  • Современное искусство (4)
  • Архитектура (3)
  • История. (112)
  • Эпоха и нравы. (40)
  • Предметы из прошлого (12)
  • Великие личности (5)
  • Изобретения человечества (3)
  • Памятники древности (1)
  • Кругосветка (108)
  • Европа (37)
  • Памятники, фонтаны и скульптуры (27)
  • достопримечательности (25)
  • Азия (6)
  • Америка (6)
  • Памятники природы, парки и заповедники (4)
  • музеи мира (4)
  • Россия (4)
  • В мире женщин (73)
  • Знаменитые женщины прошлого. (39)
  • Секреты красоты (15)
  • Женские типы и профессии (13)
  • Идеал эпохи (8)
  • Магические штучки. (73)
  • Исполнение желания (15)
  • Гадания (14)
  • Привлечение денег (13)
  • Домашняя магия (7)
  • Легенды, предания, суеверия. (6)
  • Привлечение любви (4)
  • Волшебство простых вещей (4)
  • нумерология (2)
  • Заговоры (1)
  • Обретение здоровья (1)
  • Семейная магия (1)
  • Психология (61)
  • Взаимоотношения (35)
  • Саморазвитие (11)
  • Детская психология (1)
  • женская типология (1)
  • мужская типология (1)
  • Все для оформления дневника. (53)
  • Рамочки (23)
  • Мода (52)
  • Женские штучки (22)
  • Словарь моды (6)
  • Азбука стиля (5)
  • Прически (3)
  • Знаменитые кутюрье (2)
  • Кино. (39)
  • Знаменитые актрисы (12)
  • Зарубежные фильмы (9)
  • Отечественное кино (4)
  • Советское кино (3)
  • Снимается кино. (1)
  • Экранизация (1)
  • Сериалы (1)
  • Юмор (38)
  • Лирика (35)
  • Стихи (21)
  • Коротко о главном. (6)
  • Рецепты блюд. (30)
  • Сладкая выпечка (11)
  • Салаты и закуски (4)
  • Домашнее консервирование (2)
  • Кухня разных стран (1)
  • Детская тема (29)
  • сказочные места для отдыха с детьми (5)
  • игрушки (5)
  • мультики (2)
  • Воспитание без наказания (1)
  • Зверье мое (24)
  • Кошки (14)
  • Собаки (1)
  • всякие полезности (23)
  • Советы (15)
  • Нужные ссылки (3)
  • Этника (21)
  • Культура и быт. (5)
  • Национальный костюм (5)
  • Национальные праздники (3)
  • Народные традиции и обычаи (3)
  • Советская эпоха (20)
  • Наша жизнь (7)
  • Советское детство (6)
  • Старые фотографии (6)
  • Символы эпохи (4)
  • Мудрые мысли. (19)
  • О любви (3)
  • О счастье. (2)
  • Праздники (12)
  • Новый Год (7)
  • Пасха (1)
  • Тесты (12)
  • Интересное (11)
  • Общество (11)
  • Истории из жизни (7)
  • Неопознанное (10)
  • Призраки и духи (5)
  • Инопланетные цивилизации (1)
  • Эзотерика (8)
  • Ручная работа (4)
  • вязание (2)
  • (0)
  • (0)

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Одежда для детей XVII век.

Воскресенье, 22 Мая 2011 г. 07:56 + в цитатник

Долгое время одежды, в котороую бы специально одевали детей, вообще не существовало. В Средние века одевали с одинаковым безразличием все возрастные категории. Единственное, что требовалось подчеркнуть — это место, занимаемое в социальной иерархии.

Полное безразличие — если, конечно, речь не шла о ребенке Девы Марии,— вплоть до XIII века к чертам, свойственным детству, проявляется не только в изобразительном искусстве: костюм тех времен в полной мере доказывает, насколько в реальной жизни не придавалось значения отличиям детства от взрослого состояния. Как только ребенок вырастал из пеленок (то есть его переставали заворачивать в кусок ткани), его одевали как женщину или мужчину его сословия.

Диего Веласкес — Портрет принца Балтазара Карлоса в охотничьей одежде.

Однако в XVII веке, по меньшей мере, ребенок из высшей среды — дворянской или богатых буржуа — уже не одевается, как взрослый. Основное отличие: он отныне одет в соответствии со своим возрастом, что выделяет его. Деталь, уже в начале XVII века заметная с первого взгляда на картинах, изображающих детей.

Взглянем на чудесное полотно Филиппа де Шампеня из музея Реймса. Восемь детей из семьи Абер; самому старшему десять лет, самому младшему — восемь месяцев. Эта картина очень ценна для нас тем, что художник старательно вписал точный возраст каждого, включая количество месяцев. Старший, десяти лет, одет как маленький мужчина — он закутан в плащ, и внешне он уже принадлежит миру взрослых. Правда, только внешне. На самом деле он посещает коллеж — учеба в коллеже, таким образом, удлиняет период детства, но пройдет совсем немного времени, и он присоединится к другим мужчинам, чей костюм он уже носит теперь и чьи дела он разделит в военных лагерях, в торговле или в другой деятельности. Но двум близнецам, трогательно держащимся за руки, обнявшимся за плечи, по четыре года девять месяцев; они одеты уже не как взрослые — в длинное платье, которое отличает от женского открытый перед и застежки то в виде пуговиц, то в виде булавок: оно напоминает сутану священнослужителя. Точно такое же платье обнаруживаем в «Tabula Cebetis» при изображении человеческой жизни. Самый ранний возраст едва отделен от небытия — голое тельце. Два последующих возраста определены пеленками. Третий соответствует примерно двум годам — ребенок только встал на ноги, но на нем уже платье, и мы знаем, что это мальчик. Четвертый — верхом на деревянной лошадке, в том же самом длинном платье с пуговицами в средней части, что и близнецы Абер Филиппа де Шампеня, оно застегивается спереди и напоминает сутану.

Людовик XIV в возрасте восьми лет — Simon Vouet

Это же платье можно видеть на Людовике XIII, на многочисленных детских портретах французских, английских и голландских мастеров, и даже в начале XVIII века, например на молодом Бетизи, написанном Беллем около 1710 года. На его картине платье для мальчиков уже не застегивается спереди, но все же отличается от платья для девочек и лишено вставок и аксессуаров. Оно чаще бывает простым, как детское платье мальчика на деревянной лошадке с гравюры Мериана. Однако оно может быть шикарным и заканчиваться шлейфом, как платье герцога Анжуйского на гравюре Арну.

Платье, похожее на сутану, не было первой после пеленок детской одеждой. Вернемся к портрету детей Абер Филиппа де Шампеня. Двадцатитрехмесячный Франсуа и самый младший восьмимесячный ребенок одеты в точности, как их сестра, то есть как маленькие женщины: юбка, платье и фартук. Вот одежда самых младших мальчиков: в XVI веке стало привычным их одевать, как девочек, которые, впрочем, носили костюм взрослых женщин. Женщины все еще не разделяются на детей и взрослых. Эразм в «Христианском браке» дает описание такого костюма. У его издателя в 1714 году не возникло проблем с переводом, так как речь шла о вещах, свойственных и его эпохе: «Им (детям) прибавили к тому рубашку, очень теплые чулки, огромную нижнюю юбку и верхнюю одежду, покрывающую плечи и бедра большим количеством материи и складок, после им сказали, что выглядят они замечательно». Эразм протестует против этой новой моды, он выступает за большую свободу для молодого тела; его мнение не стало мнением большинства, и нужно было ждать конца XVIII века, чтобы детский костюм стал легче, проще и удобнее. На рисунке Рубенса опять видим детский костюм наподобие того, что описал Эразм: платье на пуговицах, из-под которого выглядывает юбка. Ребенок начал ходить, и его поддерживают за лямки-помочи.

Читайте также:  Одинаковая одежда брат сестра

В дневнике Эроара, описывающем день за днем детство Людовика XIII, читаем (страница датирована 28 июня 1602 года, Людовику девять месяцев): «Ему к платью приделали помочи, чтобы начать учить ходить». Людовик XIII не любил когда его сестра носила похожее платье: «Пришла Мадам, одетая в точно такое же платье, и он прогоняет ее из ревности». Пока мальчики носили женское платье, про них говорили «мальчики в слюнявчиках». Это продолжалось до четырех-пяти лет. Жан Ру (род. в 1638 году) рассказывает в своих мемуарах, что его очень рано отправили в коллеж. Он пошел туда в сопровождении служанки: «Тогда я был еще в слюнявчике, то есть у меня не было еще этого длинного платья с воротником, которое позже меняют на одежду со штанами, я был единственным, одетым в такой манере (то есть как девочка), и это было нечто вроде нового явления в местечке, где ничего подобного раньше не видели». Воротник на платье был мужским воротником. Манера одеваться определяла для каждого возраста свой костюм: слюнявчик и платье девочки, затем длинное платье с воротником, называвшееся еще жакетом. В правилах приходской школы 1654 года сказано, что по воскресеньям ведут детей в церковь, они остаются на мессу после занятий: приказано не смешивать маленьких и больших, то есть длинные и короткие платья, следовало «посадить малышей в жакетах с себе подобными».

Дневник Эроара о детстве Людовика XIII показывает всю серьезность, с которой отныне относятся к детскому костюму: по нему можно было проследить все этапы взросления и превращения ребенка во взрослого человека. Эти стадии, когда-то почти незаметные, стали частью ритуала, требующего неукоснительного соблюдения,— Эроар тщательно отмечает их, как вещи особой важности. Так, 17 июля 1602 года к платью дофина пришивают лямки. Он будет их носить более двух лет; в три года и два месяца ему дадут «первое платье без помочей». Ребенок счастлив. Он говорит капитану гвардейцев: «Гля (отметим, Эроар подражает детскому говору дофина), у меня нет лямок. Я хожу сам». Несколькими месяцами раньше его переложили из колыбели в большую кровать — это тоже этап. На свой день рождения в четыре года он носит чулки под платьем, а еще через год с него снимают детский чепчик и дают шляпу взрослого. Это тоже дата: «Теперь, когда с вас сняли чепец, вы перестали быть ребенком, вы становитесь взрослым» (7 августа 1606 года). Однако неделю спустя королева вновь велит надеть на него чепчик.

8 января 1607 года дофин «спрашивает, когда он будет носить штаны (вместо платья). Мадам де Монгла отвечает — когда ему исполнится восемь лет».

6 июня 1608 года, ему семь лет и восемь месяцев, Эроар отмечает с некоторой торжественностью: он одет в штаны и куртку — никакой детской одежды (то есть платья), примеряет плащи. цепляет шпагу (как старший из детей Абер с картины Ф. де Шампеня). Нередко на него надевают еще чепчик и платье, но ему они противны: когда он в штанах и куртке, «он невероятно доволен и ни в какую не хочет надевать платье». Следовательно, вид одежды уже что-то значит в то время! Связь между костюмом и ощущением того, что он символизирует, здесь совершенно очевидна.

В коллежах полупансионеры носят штаны под платьем. В «Диалогах» Кордье описывается пробуждение пансионера: «После того как я проснулся, я встал с кровати, надел мою куртку и сорочку, я сел на табурет, я взял мои чулки и штаны и надел их, я пристегнул булавками штаны к куртке, я закрепил чулки подвязками выше колен, надел пояс, расчесал голову и надел платье», потом «вышел из комнаты».

В Париже в начале XVII века: «Представьте себе входящего в класс Франсиона, кальсоны торчат из-под штанов до самых ботинок, платье надето шиворот навыворот, с портфелем под мышкой, он раздает тому пощечину, а тому подзатыльник» . В XVIII веке в циркуляре интерната Флеш указывается, что нужно иметь в гардеробе «платье пансионера», рассчитанное на два года.

Ганс Гольбейн . Портрет Эдуарда VI, 1539 г

Анжело Бронзино. Портрет Биа де Медичи, 1542 г

У девочек же подобной дифференциации костюмов не наблюдается. Они, как некогда и мальчики, сразу же, выйдя из пеленок, одеты как маленькие женщины. Однако при более близком рассмотрении рисунков на платьях маленьких мальчиков и девочек мы видим особое украшение, не встречающееся в костюме женщин: это две широкие ленты, прикрепленные сзади к плечам и свисающие со спины. Эти ленты видны сбоку у третьего слева ребенка Абера. на изображении четвертого возраста в «Таbula Cebets» (ребенок, играющий с деревянной лошадкой), на девочке десяти лет с картины возрастной лестницы начала XVIII века «Тщета человеческая, или Страсти души во всех возрастах» — ограничимся примерами с изображений, уже процитированных здесь; их часто можно наблюдать на детских портретах вплоть до Ланкре и Буше. Ленты исчезают к концу XVIII века, когда детский костюм претерпевает изменения. Может быть, последний портрет ребенка с лентами за спиной написан Габриель Гийар для Мадам Аделаиды и Виктории в 1788 году. На нем она изобразила их сестру, инфанту, умершую тридцать лет назад. Сама инфанта прожила 32 года. Мадам Габриель, однако, изобразила ее еще ребенком рядом с кормилицей, и эта попытка представить тридцатилетнюю женщину в детском облике выявляет совсем новое чувство. На ней хорошо видны ленты, которые носили в 1730 году и которые вышли из моды ко времени создания портрета.

Читайте также:  Stardew valley одежда для нпс

Антонис ван Дейк. Портрет Марии Клариссы, супруги Яна Вовериуса, с ребенком»

Антонис ван Дейк — Портрет Шарлотты Баткенс, госпожи Ануа, с сыном.

Таким образом, в XVII и в начале XVIII веков ленты становятся признаком детского костюма как для девочек, так и для мальчиков. Наши современники обратили внимание на эту деталь детской одежды. Они часто ее путали с «lisieres» (помочами на одежде совсем маленьких, которые еще плохо ходили). В музее Вестминстерского аббатства как-то выставили посмертные изображения из воска — раньше их клали поверх гроба во время церемонии похорон, довольно распространенная в Средневековье практика, продержавшаяся в Англии примерно до 1740 года. Одно из этих изображений представляет маленького маркиза де Норманби, умершего в возрасте трех лет: он одет и юбку желтого шелка под бархатным детским платьем, сзади ленты, которые в каталоге названы lisieres. На самом деле помочи делались из веревок и не имели ничего общего с лентами; на гравюре Герара, иллюстрирующей «возраст возмужания», изображен ребенок (девочка или мальчик) в платье, на голове шляпа на манер Фонтанжа, он стоит к нам спиной: между двумя лентами, ниспадающими с плеч, видны те самые лямки, за которые поддерживали малыша, когда учили ходить.

Этот анализ позволил нам выделить свойственный детям костюм, принятый в конце XVI века и остававшийся в употреблении вплоть до середины XVIII. Эта традиция, позволившая отличать детскую одежду от взрослой, свидетельствует о новом подходе, неизвестном в Средние века, о желании отделить детей с помощью своего рода униформы.

Источник

Во что одеть ребенка 17 века? Детская мода на полотнах великих художников

Где сегодня можно увидеть самое интересное и модное из одежды, если вам любопытно, во что одеть ребенка? Конечно, в инстаграме. Тренды и бренды, цвета и фактуры — все там, только успевай выбирать, восхищаться и готовить деньги. А как выходили из ситуации наши бабушки? У тех были модные журналы — поэтому тенденции обновлялись в разы медленнее.

А что делали люди в позапрошлом веке? А четыреста лет назад? Кто решал, что носить детям — и существовала ли одежда для детей в принципе? Пусть это звучит сейчас удивительно, моду диктовали полотна художников. Они изображали самых ярких, богатых и знаменитых людей своего времени — которые и диктовали моду целым странам и континентам.

Когда дети стали объектом искусства?

Собственно, это случилось не так уж и давно. Древнеегипетское искусство целиком посвящено культу загробной жизни и мифосказаниям о жизни богов — дети если и появляются на редких фресках и скульптурах, то в те моменты, когда «из песни слова не выкинешь» — ну раз уж был какой-то там младенец у бога или фараона, так уж и быть, давайте его поставим в композицию. Какие дети, если кругом — божественное и вообще — вечное.

Античность, греческая и римская, шла по тому же самому пути, что и мрачное Средневековье: мирское, бытовое, человеческое и живое появляется только в контексте религиозного. Детям теперь достается еще и роль толстеньких голопопых и голопяточных ангелочков непонятного пола (никто ведь никогда не имел счастья лицезреть ангелов при штанах и ботинках, верно?), ну и редкие портреты детей художников или европейских монархов. Отдельная тема — младенец Христос. Примерно такой небогатый выбор детской темы в живописи и скульптуре существовал довольно долго.

Детской одежды на протяжении всего этого времени нет: художники и скульпторы вполне могли себе позволить слегка приукрасить действительность, но смягчать нравы никому из них и в голову не пришло бы. Нарисовать лишний ряд ожерелья, брошку или дополнительное кольцо было делом обычным, но детей особо никто не считал — даже у знати и королей. Рождалось их много, некоторые из них жили очень мало даже по тогдашним меркам: в 30 лет наступала глубокая старость. Здравоохранение было известно на каком уровне.

В искусстве дети видны в точной копии одежды взрослых — повседневной и парадной. Разнообразия не наблюдалось: одежда несла совершенно конкретную функцию, декор и фасон скорее демонстрировали богатство и происхождение владельца. Примерно до XV века ребенок сначала заматывался в кусок ткани (часто — ветоши, оставшейся от одежды родителей), на голову водружался чепец или косынка, независимо от пола. А дальше он в буквальном смысле выходил своими ногами во взрослую жизнь, одетый примерно так же, как и остальные люди любого возраста его сословия.

Переломный момент: XVII век

Пожалуй, только с этого времени можно говорить о зарождении детского костюма — хотя очень долго будут существовать парные «фэмили-луки», особенно на портретах знати. Но и тут причина не в том, что это мило — маме с дочкой одеться в одинаковые платья. Выбор ткани был не слишком большим, даже если предположить, что герои картин могли себе позволить покупать, например, привозной восточный шелк. Детскую одежду, кроме набора функций и размера делает именно детской декор. А он-то как раз оставался ровно таким же, как и у взрослых. Может себе семья позволить жемчуга с бриллиантами и горностая с золотым шитьем? Вот и прекрасно, декорируем же скорее всех домочадцев.

Строго говоря, зайчики и медвежатки — это вообще позднейшее изобретение прошлого века. Еще каких-то сто лет назад все носили одинаковый принт — полоску, клетку, флоральный рисунок.

Никаких особо «дышащих и подходящих для нежной детской кожи» материалов, никакого деления по принципу розовый-голубой для мальчиков и девочек. Оно, кстати, возникло в Северной Америке лишь после окончания Второй Мировой войны.

В чем было различие между взрослой и детской одеждой?

Внимательно посмотрим на картину Филиппа де Шампаня, написанную в 1649 году. «Дети Амбер де Монмор» — художник тщательно записал возраст всех изображенных на полотне: от 8 месяцев до 10 лет. Старший — десятилетний, он крайний слева — одет уже как мужчина в миниатюре, у него плащ. Довольно скоро его одежда будет только «расти» вместе с ним по размеру, по дороге обзаводясь только знаками отличия — военными, торговыми или религиозными. Больше ничего интересного с точки зрения эволюции не случится: его наряд уже «вырос» до взрослого состояния.

Читайте также:  Одежда не делает человека человеком

© Филипп де Шампань, «Дети Амбер де Монмор». 1649 год

Со всеми остальными детьми все интереснее — прежде всего, читателям предлагается угадать, какого они пола? Вероятно, никто не сумеет ответить точно — идентифицировать из нашего времени не представляется возможным, все дети выглядят примерно одинаковыми и все одеты в платья. Правильный ответ таков: девочка на полотне ровно одна, она сидит прямо по центру. Столетием раньше, то есть в XVI веке, стало нормальным одевать мальчиков так же, как и девочек — то есть в женское платье, с фартуком и нижней юбкой. Последняя часто драпировалась в неимоверное количество складок, так что бедра становились гораздо объемнее своих естественных размеров.

Платья были на пуговицах, в них перебирались сразу после пеленок. Как только ребенок начинал ходить, его придерживали за специальные лямки. На таких «поводках» дети оставались довольно долго, до четырех-пяти лет. В этом возрасте они могли получить «взрослые» чулки под платье, примерно через год — сменить младенческий чепец на взрослую шляпу.

© Франс Хальс. «Портрет кормилицы с ребенком». 1620 год

Посмотрите, что сразу бросается в глаза? Верно: имя ребенка не указано по какой-то причине. Хотя можно заключить, что это безымянное дитя явно аристократического происхождения: во-первых, одежда пошита из дорогой и, что важно, новой материи, а на шее — тяжелая цепь с драгоценным медальоном. Во-вторых — кормилица. Эта женщина часто становилась членом семьи, воспитывая чужих детей. Случаев, когда они появлялись на картинах — буквально перечесть по пальцам. Эта молодая женщина — явно более низкого происхождения, чем ее подопечный, возможно, из вдов: одежда очень строгая и без декора. Жаль, что установить личности этих двоих вряд ли удастся — по статусу это наверняка кто-то социального уровня Арины Родионовны. Пол и имя ребенка в этом ключе куда менее интересны.

Семилетний ребенок вполне мог разгуливать уже и при шпаге, если, конечно, его происхождение позволяло ему это. В целом же процесс одевания мог выглядеть примерно так: куртка и сорочка, чулки и штаны, все соединить между собой булавками. Чулки закреплялись подвязками над коленями — да, и не забыть повязать пояс, надеть плащ и шляпу. От одного только этого описания сразу хочется расцеловать современного ребенка, который носит всего лишь джинсы и кроссовки на липучках. И, заметим, многим детям никто особо не помогал при одевании.

Многие дети получали такой комплект одежды из расчета на два-три года, сезонные коллекции в ту пору не слишком часто радовали покупателей. Если мальчик прыгал и бегал слишком усердно, и платье приходило в негодность, ребенка нещадно пороли, платье чинили — если оно еще поддавалось починке — и передавали следующему поколению подросших детей.

Чем больше одежда изнашивалась, тем дальше от замка она уходила в народ. По этой причине даже в XVIII веке в провинции можно было спокойно встретить одежду образца трехсотлетней давности.

Будет справедливым отметить и обратное движение — не только за знатью донашивали одежду: аристократы с удовольствием устраивали маскарад, обряжаясь в костюмы пастушков и пастушек. Вся эта пасторальная сахарная выдумка — исключительная прихоть и каприз, игра и поза.

© Брайян Бартоломеус. «Портрет женщины с дочкой» (фрагмент). XVI в

Обратите внимание на ребенка: девочке на вид никак не больше 7-8 лет, но она выглядит совершенно взрослой женщиной. Налицо все болезненные ухищрения, на которые шли тогдашние женщины во имя красоты: брови и волосы по линии роста выщипаны или выбриты.

© Рембрандт. «Портрет Титуса». ок. 1640

Этот портрет — скорее исключение из общего ряда. Да и то, пожалуй — исключительно благодаря гению голландской живописи. Полотно необычно вот чем: он писался ради изображения самого ребенка и его характера — сразу видно, что задорного и веселого. Большинство детских портретов того времени создавались по множеству причин, но дети почти никогда не являлись целью и смыслом тогдашнего искусства.

Когда платья превратились в брюки?

Штаны для маленьких мальчиков устойчиво появились только во второй половине XIX века — да и то не везде. В первую очередь нужно сказать «спасибо» санкюлотам во Франции, которые, по большому счету, первыми начали отвоевывать право на штаны в качестве самостоятельного элемента гардероба, а не дополнения к чулкам.

Отметим, что простолюдины вполне могли себе носить все, что им вздумается — в их случае в ход часто шли штаны старшего брата, а то и вовсе чужая одежда.

Чтобы окончательно закрыть вопрос со штанами, заметим, что британцам, например, до сих пор кажется нормальным одевать мальчиков в шорты вплоть до семилетнего возраста — подтверждением тому могут служить фотографии первенца Кейт и Уильяма. Полноценные брюки, таким образом, даже теперь признаются скорее атрибутом взрослого мужского мира, нежели детского. С другой стороны, шорты — признак благородного происхождения и хорошего воспитания — сравним с длинными брюками «с чужого плеча» в случае с бедняками.

© Пьер Огюст Ренуар. «Камилла Моне и её сын Жан в саду в Аржантее». 1874

Только со времен Второй мировой брюки стали нормой для мальчиков постарше. До школы мальчиков чаще можно было видеть именно в шортах — с гольфами, чулками или колготками.

Окончательное разделение на мужское и женское по фасону в детской моде произойдет только после 1914 года, когда женщины осмелились снять с себя тесный и неудобный корсет.

В целом, можно увидеть, что и детство как пора беззаботности и счастья, и одежда для этой особой радостной категории людей, появились совсем не так давно. Пожалуй, нам всем повезло в этом смысле. Сейчас можно видеть смешение стилей в обратную сторону — когда вполне себе взрослые люди носят майки в Микки-Маусах и других зайчиках. Но ведь и это наверняка лишь часть развития?

Источник