Меню

Форма одежды разведчиков во время войны



Экипировка советских солдат в Великой Отечественной войне

В войнах побеждает не только мужество солдат, оружие и военная техника. На эффективность бойцов влияют любые мелочи, включая удобство и практичность их экипировки. В этой статье мы поговорим об одежде и иных вещах, входивших в экипировку советского солдата в годы Великой Отечественной войны.

В 1940 году был принят СШ-40 на замену СШ-39, однако полностью заменить старые шлемы на изделия нового образца не успели. По большому счету, разница между ними заключалась только в том, что СШ-40 был удобнее для зимних условий — он надевался поверх шапки, в то время как СШ-39 был слишком мал для этого.

К слову говоря, солдаты Вермахта быстро поняли, что советские каски по прочности значительно превосходят немецкие образцы и на фронте нередко можно было встретить немца в СШ-40.

Гимнастерка

Когда началась война, Красной армией использовались гимнастерки образца 1935 года. Новые были приняты лишь в 1943 году и отличались от старых меньшей длиной и наличием стоячего воротника.

В гимнастерках и 1935 и 1943 годов не было карманов. Об этой детали очень часто забывают при съемках военных фильмов или реконструкциях событий тех лет.

Вещмешок

Вещевой мешок образца 1930 года, который использовался в армии в начале войны представлял собой обыкновенный матерчатый мешок с лямками. Первое изменение произошло в 1941 году — веревочные лямки были заменены на тканевые со специальной подкладкой, чтобы мешок не натирал плечи солдат.

В 1942 году в конструкции мешка были внесены новые изменения: подкладку в лямках убрали, однако сами они стали толще.

В самом мешке было только одно общее отделение. Снаружи также не было предусмотрено карманов, однако некоторые бойцы нашивали их самостоятельно — фактически это было запрещено, однако командование на фронте зачастую закрывало глаза на такое самоуправство.

Котелок

В 1936 году стальные круглые котелки были заменены плоскими из алюминия, однако к началу войны в войсках оставалось еще много изделий старого образца. Но уже осенью 1941 года было принято решение вновь вернуться к круглым — изготовить их было куда легче. Их также делали из стали, так как алюминий был в дефиците и требовался в огромных количествах для других нужд фронта.

Противогаз и сумка для него

Противогазов на вооружении армии стояло несколько образцов, однако среди солдат они не пользовались большой популярностью. Ввиду того, что химическим оружием немцы не пользовались, то многие солдаты считали противогазы бесполезным балластом и старались оставлять их в обозах, а то и вовсе избавлялись от них.

Сумку же изготавливали из палаточной ткани и нередко использовали для ношения личных вещей.

Лопата

Малая пехотная лопата МПЛ-50 за годы войны претерпела ряд изменений, однако настолько незначительных, что даже название ее модели не изменялось.

Сумка для гранат

Изготавливалась из парусины, брезента или палаточной ткани. Крепилась на ремне и имела три отделения: два предназначались для гранат и третье для запалов к ним.

Вмещала в себя или 2 гранаты РГД-33, или 4 гранаты Ф-1, или 4 РГ-42.

Фляга

Для многих, наверное, это будет шоком, но штатная фляга советского солдата (да и вообще солдат многих армий мира в то время) была стеклянной.

Они использовались до 1931 года, однако потом были заменены на алюминиевые. Тем не менее, с началом войны алюминий стал дефицитным металлом. Кроме того, большинство металлических фляг изготавливались в Ленинграде, который попал в блокаду.

Поэтому было возобновлено производство стеклянных изделий.

Алюминиевые фляги полагались лишь десантникам и разведчикам.

Сумка для магазинов или патронная сумка

Солдатам, которым в руки попал ППШ или ППС полагалась сумка для магазинов. Те же, кому доставалась винтовка, носили с собой патронную сумку с, непосредственно, патронами и обоймами.

Изготавливались они из палаточной ткани.

ЭТО ИНТЕРЕСНО : мы привыкли видеть ППШ с барабанным магазином, однако такой был у бойца лишь один. Все остальные, которые носились в сумке, были коробчатыми на 35 патронов.

Всего в комплекте к ППШ и ППС полагалось 2 сумки на 3 магазина каждая, однако чаще всего бойцы несли с собой лишь одну.

Сапоги

К началу войны красноармейцы носили кожаные сапоги, но позже, ввиду сложности обработки и дороговизны, кожа была заменена на кирзу — ткань, на которую наносился слой искусственного каучука.

Штаны

Солдатские шаровары были приняты в 1935 году вместе с гимнастеркой. Модель оказалась достаточно удобной и удачной, поэтому не претерпела изменений вплоть до конца войны.

Понравилась статья? Поставьте, пожалуйста, ваш лайк и подпишитесь на канал. Так вы не пропустите еще больше интересной информации в будущем, а также очень поможете мне в развитии канала. Заранее спасибо.

Источник

Что брать с собой в разведку?

Профессия разведчика тяжела и сложна. При выполнении разведывательных заданий ему приходится преодолевать немалые трудности и терпеть лишения. Конечно, боец разведподразделения должен быть подготовлен к этому. Однако важную роль в выполнении поставленной задачи играет его снаряжение, вооружение и снабжение продовольствием. В годы Великой Отечественной войны Разведывательное управление Генштаба Красной армии уделяло внимание этому вопросу, давая в своих наставлениях указания по питанию, обмундированию и оружию для войсковых разведчиков. Благодаря этим документам мы можем узнать, как они снаряжались, одевались и что брали с собой, выходя в разведку.

Довоенные рекомендации

О том, как относились в Красной армии к снаряжению разведчика до войны, мы знаем не много. Одним из источников информации является книга К.И. Оглоблина и В.Н Кушнаренко «Разведка стрелковых подразделений», изданная в СССР в 1936 году и рассчитанная на младший и средний командный состав стрелковых подразделений. Давая читателю немало толковых указаний по организации пехотной разведки с примерами действий в различных случаях боевой обстановки, авторы всё же довольно скупо описывали подготовку подразделения к разведке в плане его снаряжения.

В частности, Оглоблин и Кушнаренко рекомендовали каждому бойцу брать с собой не более 200 патронов и от четырёх до шести ручных гранат, а для ручного пулемёта иметь по десять дисков или по пять лент для станкового. Кроме этого, каждый разведчик должен был взять с собой индивидуальный перевязочный пакет и противогаз, а при необходимости подразделению нужно было иметь несколько ножниц для перерезания проволоки или несколько плетёных матов для её преодоления. Описанию же одежды и продовольствия разведчиков авторы уделили три предложения:

«Для маскировки разведчиков берутся маскхалаты, летом камуфлированные, зимой белые.

д) Проверить наличие продовольствия и фляг с кипячёной водой.

Продовольствие брать в зависимости от длительности разведывательной работы».

Из этих общих рекомендаций напрашивается вывод, что в мирное время подготовка разведчиков носила скорее условный характер. Это и подтвердилось в первые месяцы Великой Отечественной войны. К сожалению, даже после её начала в Красной армии ещё долго не понимали ни значения разведки, ни того, что никому на войне не приходится больше, чем разведчику, преодолевать трудностей и терпеть лишений.

Изменения в лучшую сторону произошли после приказа № 0072 «О состоянии органов войсковой разведки и о мероприятиях по улучшению её боевой деятельности», изданного наркомом обороны (НКО) 19 апреля 1943 года. В нём И. Сталин затронул различные сферы жизнедеятельности разведки, включая материальное обеспечение и питание разведчиков. После этого офицеры Разведывательного управления Генштаба подготовили целый ряд публикаций, содержавших наставления по подготовке и ведению разведки на фронте.

Эта литература стала плодом труда генштабистов, собравших и обобщивших опыт действий разведподразделений за несколько лет войны. Особенно выделялась брошюра «Организация разведки в тылу врага» полковника С.И. Сурина, ставшая настоящей «библией» для разведки. Она содержала много полезной информации, в том числе касавшейся таких важных нюансов, как обмундирование, еда и различное снаряжение разведчиков. Рассмотрим их подробнее.

Что носили разведчики

Обмундирование разведчиков, отправлявшихся во вражеский тыл, должно быть доброкачественным, тщательно подогнанным по росту и как можно более облегчённым, но не в ущерб сохранению тепла. В зимнее время Сурин рекомендовал носить ватные шаровары и ватную тужурку с меховым жилетом, а сверху надевать белый масккостюм. Летом же разведчик мог надеть камуфлированный масккостюм непосредственно на нательное бельё, а вместо сапог носить «кожаные чувяки (посталы)». Обувь разведчика должна быть крепкой, хорошо подогнанной и ни в коем случае не новой. Кроме всего прочего, ему полагалось брать на задание плащ-палатку и запасные носки или портянки.

Читайте также:  Одежда 7xl для мужчин

Изложенное в брошюре Сурина совпадало с мнением офицеров разведки, действовавших на фронте. В частности, начальник разведки 250-й стрелковой дивизии майор Быстров писал об одежде своих подчинённых:

«Летняя форма одежды должна состоять из гимнастёрки, брюк, плащ-палатки и маскхалата. Обувь должна быть лёгкая, хорошо пригнанная по ноге.

Зимой разведчиков целесообразно обеспечивать специальным обмундированием и обувью: ватными брюками, телогрейками, валенками и сапогами, шапкой-ушанкой, меховыми рукавицами и тёплым нательным бельём».

Существовали и другие рекомендации по обмундированию при действиях на различной местности. К примеру, вот что писал об этом офицер Генштаба полковник Андреев в статье «Разведка в горно-лесистой местности»:

«Осенью в ночное время в горах очень холодно, поэтому разведчики должны быть легко одеты, но тепло. Особенно тщательно рекомендуется подгонять обувь. На подошву обуви надеваются специальные когти, которые позволяют разведчику передвигаться по крутым каменистым склонам».

Кстати, об обуви разведчиков. Любопытное дополнение сделал подполковник Поташников в своей статье «Подготовка разведчика», опубликованной в сборнике «Войсковая разведка» (Выпуск № 10 за 1945 год):

«Обувь должна быть лёгкая, хорошо пригнанная по ноге. Желательно, чтобы разведчики были обуты в сандалии или в тапочки с утолщённой подошвой. В болотистой и песчаной местности лучше надевать ботинки и матерчатые краги. В сапогах передвигаться труднее — на болоте в них набирается вода, при переползании в голенища набирается песок. При движении по воде сапоги производят шум. В качестве обуви можно также использовать подогнанные по ноге резиновые чулки».

Как видим, авторы наставлений и статей по войсковой разведке сходились в том, что летняя обувь выходившего на задание разведчика должна быть лёгкой, бесшумной и даже нестандартной для армейского обмундирования.

Отметим также, что в некоторых случаях разведчики могли действовать и во вражеском обмундировании. Однако такой способ рекомендовалось применять с большой осторожностью. Бойцам в чужой форме требовалось отлично знать поведение неприятельских солдат в строю, вне строя и в боевой обстановке. К примеру, если разведчики притворялись немцами, хотя бы одному из них необходимо было хорошо владеть немецким языком.

Вооружение и снаряжение разведчика

Вне всякого сомнения, оружие и снаряжение бойца разведподразделения должны соответствовать условиям, в которых ему приходилось действовать. Поэтому данному вопросу в наставлениях и учебных пособиях по разведке в Красной армии уделялось особое внимание. В частности, описывая методику действий стрелкового взвода в разведпоиске, Оглоблин и Кушнаренко в своём довоенном пособии рекомендовали следующее:

«Бойцы должны иметь винтовку, 6–8 ручных гранат и 12–25 винтовочных патронов. Для ручного пулемёта берутся 3–4 диска, которые несут бойцы из состава группы обеспечения, в которой имеется пулемёт. Кроме того, каждый боец имеет противогаз, индивидуальный пакет и обязательно цветную повязку на рукавах или другой отличительный знак.

Основное снаряжение для поиска составляют ножницы, 2 ракетницы, 2 точно выверенных часов, по 1 компасу и электрическому карманному фонарю у командира каждой группы, носилки для раненых».

Однако война расставила свои акценты. Винтовка перестала быть главным оружием разведчиков, уступив место автоматам и пистолетам. Впрочем, совсем она не исчезла — считалось желательным, чтобы у выходившей на задание разведпартии 15–20% её личного состава имели винтовки. В целом же вооружение разведчиков зависело от поставленной задачи и состава группы или отряда. По этому поводу полковник Сурин в своей брошюре отмечал:

«При любых действиях каждый разведчик снабжается автоматом с двумя запасными магазинами, 4–6 ручными гранатами, кинжалом (финкой), 2–3 комплектами боеприпасов, 2–3 индивидуальными пакетами. Сержантский и офицерский состав, кроме того, должны иметь пистолеты или наганы, компасы, карты крупного масштаба и электрофоны.

Если в разведку отправляется разведывательная партия силою взвод, рота с задачей вести в тылу врага бой (в целях разгрома штаба, узла связи, склада, захвата населённого пункта, моста, узла дорог и т.д.), то она обеспечивается также и групповым оружием — ручными или станковыми пулемётами, ротными миномётами, ВВ, противопехотными и противотанковыми минами, противотанковыми ружьями».

В последнем случае Сурин рекомендовал на три-пять разведчиков выдавать также компас, малую сапёрную лопату, малый сапёрный топор, бинокль, перископ «Разведчик» и походную аптечку с запасом лекарств и перевязочных средств. Также бойцы обеспечивались средствами для преодоления препятствий: миноулавливателями и ножницами для резки проволоки, а на случай встречи с танками им полагалось иметь противотанковые гранаты и бутылки с зажигательной жидкостью КС. Если отряд брал с собой рацию, то для охраны радистов выделялись два разведчика.

Отдельно отметим, что, собираясь в разведку, приходилось уделять внимание разным мелочам. К примеру, разведчикам нужно было взять с собой тонкий прочный шнур, который использовался для связи внутри ядра группы в ненастную погоду: при ухудшении видимости и слышимости «сигналы передаются натяжением или ослаблением шнура, а также резким дёрганием его». Кроме того, шнур мог быть использован для связывания пленных. О том, что в разведке мелочей не бывает, свидетельствует уже упоминавшийся подполковник Поташников:

«Не нужно забывать и такую, казалось бы, «мелочь», как верёвки и кляп. Известно много случаев, когда из-за отсутствия под рукой этих «мелочей» приходилось отказываться от захвата пленного».

И конечно, нюансы экипировки и вооружения разведчика приходилось учитывать в привязке к действиям на местности. К примеру, полковник Андреев отмечал, что для ведения разведки в горах, кроме обуви с «когтями» для спуска или подъёма по крутым склонам, бойцам требовались заострённые палки или багры, а также верёвки. «Горные» разведчики использовали гранаты системы Миллса, хорошо себя зарекомендовавшие в боях на высоте.

Гранате в разведке уделялось особое внимание не только в Красной армии, но в вермахте. К примеру, 20 января 1944 года немецкая разведгруппа пыталась напасть на советский пулемётный расчёт в полосе обороны 277-й стрелковой дивизии. Вовремя заметив врага, пулемётчики открыли огонь и отбили нападение. Немцы отошли, оставив на месте атаки тело своего товарища. При его осмотре «у последнего оказалось 10 ручных гранат, из которых 8 было за поясом и 2 в руках».

Что ели разведчики

С 20 сентября 1941 года в Красной армии были введены новые продовольственные нормы суточного довольствия для личного состава, делившиеся на 14 категорий. Из их описания в приказе НКО № 312 от 22 сентября 1941 года видно, что не существовало отдельной нормы для бойцов разведподразделений. Похоже, в первые годы войны они снабжались по норме № 1, предназначенной для красноармейцев и командиров боевых частей действующей армии, за исключением лётного и технического состава частей ВВС Красной армии. Говоря простыми словами, разведчики питались тем же, что и пехотинцы.

Ситуация изменилась 19 апреля 1943 года, когда вышел уже упомянутый приказ НКО № 0072. Он устанавливал для разведчиков питание по норме № 9, предназначенной для всех военных училищ сухопутных и воздушных сил, а также для рядового и младшего начсостава авиадесантных войск Красной армии. Новая норма продержалась недолго. 22 июня 1943 года вышел приказ НКО № 0384, отменивший нововведение:

«Учитывая ряд ходатайств военных советов фронтов и просьбу начальника Разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии генерал-лейтенанта Кузнецова Ф.Ф., во изменение приказа НКО №0072 от 19 апреля с.г. приказываю:

Подразделения войсковой разведки на фронте довольствовать не по норме № 9, как указано в приказе, а по норме № 1, с выдачей дополнительно к норме № 1:

Читайте также:  Парный предмет одежды 5 букв

Источник

С чем идти в разведку: снаряжение, вооружение и довольствие советского разведчика, отправлявшегося на задание в годы Великой Отечественной войны

В годы Великой Отечественной войны Разведывательное управление Генштаба Красной армии уделяло внимание этому вопросу, давая в своих наставлениях указания по питанию, обмундированию и оружию для войсковых разведчиков. Благодаря этим документам мы можем узнать, как они снаряжались, одевались и что брали с собой, выходя в разведку.

Довоенные рекомендации

О том, как относились в Красной армии к снаряжению разведчика до войны, мы знаем не много. Одним из источников информации является книга К.И. Оглоблина и В.Н Кушнаренко «Разведка стрелковых подразделений», изданная в СССР в 1936 году и рассчитанная на младший и средний командный состав стрелковых подразделений. Давая читателю немало толковых указаний по организации пехотной разведки с примерами действий в различных случаях боевой обстановки, авторы всё же довольно скупо описывали подготовку подразделения к разведке в плане его снаряжения.

В частности, Оглоблин и Кушнаренко рекомендовали каждому бойцу брать с собой не более 200 патронов и от четырёх до шести ручных гранат, а для ручного пулемёта иметь по десять дисков или по пять лент для станкового. Кроме этого, каждый разведчик должен был взять с собой индивидуальный перевязочный пакет и противогаз, а при необходимости подразделению нужно было иметь несколько ножниц для перерезания проволоки или несколько плетёных матов для её преодоления. Описанию же одежды и продовольствия разведчиков авторы уделили три предложения:

«Для маскировки разведчиков берутся маскхалаты, летом камуфлированные, зимой белые.

д) Проверить наличие продовольствия и фляг с кипячёной водой.

Продовольствие брать в зависимости от длительности разведывательной работы».

Из этих общих рекомендаций напрашивается вывод, что в мирное время подготовка разведчиков носила скорее условный характер. Это и подтвердилось в первые месяцы Великой Отечественной войны. К сожалению, даже после её начала в Красной армии ещё долго не понимали ни значения разведки, ни того, что никому на войне не приходится больше, чем разведчику, преодолевать трудностей и терпеть лишений.

Изменения в лучшую сторону произошли после приказа № 0072 «О состоянии органов войсковой разведки и о мероприятиях по улучшению её боевой деятельности», изданного наркомом обороны (НКО) 19 апреля 1943 года. В нём И. Сталин затронул различные сферы жизнедеятельности разведки, включая материальное обеспечение и питание разведчиков. После этого офицеры Разведывательного управления Генштаба подготовили целый ряд публикаций, содержавших наставления по подготовке и ведению разведки на фронте.

Эта литература стала плодом труда генштабистов, собравших и обобщивших опыт действий разведподразделений за несколько лет войны. Особенно выделялась брошюра «Организация разведки в тылу врага» полковника С.И. Сурина, ставшая настоящей «библией» для разведки. Она содержала много полезной информации, в том числе касавшейся таких важных нюансов, как обмундирование, еда и различное снаряжение разведчиков. Рассмотрим их подробнее.

Что носили разведчики

Обмундирование разведчиков, отправлявшихся во вражеский тыл, должно быть доброкачественным, тщательно подогнанным по росту и как можно более облегчённым, но не в ущерб сохранению тепла. В зимнее время Сурин рекомендовал носить ватные шаровары и ватную тужурку с меховым жилетом, а сверху надевать белый масккостюм. Летом же разведчик мог надеть камуфлированный масккостюм непосредственно на нательное бельё, а вместо сапог носить «кожаные чувяки (посталы)». Обувь разведчика должна быть крепкой, хорошо подогнанной и ни в коем случае не новой. Кроме всего прочего, ему полагалось брать на задание плащ-палатку и запасные носки или портянки.

Изложенное в брошюре Сурина совпадало с мнением офицеров разведки, действовавших на фронте. В частности, начальник разведки 250-й стрелковой дивизии майор Быстров писал об одежде своих подчинённых:

«Летняя форма одежды должна состоять из гимнастёрки, брюк, плащ-палатки и маскхалата. Обувь должна быть лёгкая, хорошо пригнанная по ноге.

Зимой разведчиков целесообразно обеспечивать специальным обмундированием и обувью: ватными брюками, телогрейками, валенками и сапогами, шапкой-ушанкой, меховыми рукавицами и тёплым нательным бельём».

Существовали и другие рекомендации по обмундированию при действиях на различной местности. К примеру, вот что писал об этом офицер Генштаба полковник Андреев в статье «Разведка в горно-лесистой местности»:

«Осенью в ночное время в горах очень холодно, поэтому разведчики должны быть легко одеты, но тепло. Особенно тщательно рекомендуется подгонять обувь. На подошву обуви надеваются специальные когти, которые позволяют разведчику передвигаться по крутым каменистым склонам».

Кстати, об обуви разведчиков. Любопытное дополнение сделал подполковник Поташников в своей статье «Подготовка разведчика», опубликованной в сборнике «Войсковая разведка» (Выпуск № 10 за 1945 год):

«Обувь должна быть лёгкая, хорошо пригнанная по ноге. Желательно, чтобы разведчики были обуты в сандалии или в тапочки с утолщённой подошвой. В болотистой и песчаной местности лучше надевать ботинки и матерчатые краги. В сапогах передвигаться труднее — на болоте в них набирается вода, при переползании в голенища набирается песок. При движении по воде сапоги производят шум. В качестве обуви можно также использовать подогнанные по ноге резиновые чулки».

Как видим, авторы наставлений и статей по войсковой разведке сходились в том, что летняя обувь выходившего на задание разведчика должна быть лёгкой, бесшумной и даже нестандартной для армейского обмундирования.

Отметим также, что в некоторых случаях разведчики могли действовать и во вражеском обмундировании. Однако такой способ рекомендовалось применять с большой осторожностью. Бойцам в чужой форме требовалось отлично знать поведение неприятельских солдат в строю, вне строя и в боевой обстановке. К примеру, если разведчики притворялись немцами, хотя бы одному из них необходимо было хорошо владеть немецким языком.

Вооружение и снаряжение разведчика

Вне всякого сомнения, оружие и снаряжение бойца разведподразделения должны соответствовать условиям, в которых ему приходилось действовать. Поэтому данному вопросу в наставлениях и учебных пособиях по разведке в Красной армии уделялось особое внимание. В частности, описывая методику действий стрелкового взвода в разведпоиске, Оглоблин и Кушнаренко в своём довоенном пособии рекомендовали следующее:

«Бойцы должны иметь винтовку, 6–8 ручных гранат и 12–25 винтовочных патронов. Для ручного пулемёта берутся 3–4 диска, которые несут бойцы из состава группы обеспечения, в которой имеется пулемёт. Кроме того, каждый боец имеет противогаз, индивидуальный пакет и обязательно цветную повязку на рукавах или другой отличительный знак.

Основное снаряжение для поиска составляют ножницы, 2 ракетницы, 2 точно выверенных часов, по 1 компасу и электрическому карманному фонарю у командира каждой группы, носилки для раненых».

Однако война расставила свои акценты. Винтовка перестала быть главным оружием разведчиков, уступив место автоматам и пистолетам. Впрочем, совсем она не исчезла — считалось желательным, чтобы у выходившей на задание разведпартии 15–20% её личного состава имели винтовки. В целом же вооружение разведчиков зависело от поставленной задачи и состава группы или отряда. По этому поводу полковник Сурин в своей брошюре отмечал:

«При любых действиях каждый разведчик снабжается автоматом с двумя запасными магазинами, 4–6 ручными гранатами, кинжалом (финкой), 2–3 комплектами боеприпасов, 2–3 индивидуальными пакетами. Сержантский и офицерский состав, кроме того, должны иметь пистолеты или наганы, компасы, карты крупного масштаба и электрофоны.

Если в разведку отправляется разведывательная партия силою взвод, рота с задачей вести в тылу врага бой (в целях разгрома штаба, узла связи, склада, захвата населённого пункта, моста, узла дорог и т.д.), то она обеспечивается также и групповым оружием — ручными или станковыми пулемётами, ротными миномётами, ВВ, противопехотными и противотанковыми минами, противотанковыми ружьями».

В последнем случае Сурин рекомендовал на три-пять разведчиков выдавать также компас, малую сапёрную лопату, малый сапёрный топор, бинокль, перископ «Разведчик» и походную аптечку с запасом лекарств и перевязочных средств. Также бойцы обеспечивались средствами для преодоления препятствий: миноулавливателями и ножницами для резки проволоки, а на случай встречи с танками им полагалось иметь противотанковые гранаты и бутылки с зажигательной жидкостью КС. Если отряд брал с собой рацию, то для охраны радистов выделялись два разведчика.

Читайте также:  Можно ли измерять давление через одежду

Отдельно отметим, что, собираясь в разведку, приходилось уделять внимание разным мелочам. К примеру, разведчикам нужно было взять с собой тонкий прочный шнур, который использовался для связи внутри ядра группы в ненастную погоду: при ухудшении видимости и слышимости «сигналы передаются натяжением или ослаблением шнура, а также резким дёрганием его». Кроме того, шнур мог быть использован для связывания пленных. О том, что в разведке мелочей не бывает, свидетельствует уже упоминавшийся подполковник Поташников:

«Не нужно забывать и такую, казалось бы, «мелочь», как верёвки и кляп. Известно много случаев, когда из-за отсутствия под рукой этих «мелочей» приходилось отказываться от захвата пленного».

И конечно, нюансы экипировки и вооружения разведчика приходилось учитывать в привязке к действиям на местности. К примеру, полковник Андреев отмечал, что для ведения разведки в горах, кроме обуви с «когтями» для спуска или подъёма по крутым склонам, бойцам требовались заострённые палки или багры, а также верёвки. «Горные» разведчики использовали гранаты системы Миллса, хорошо себя зарекомендовавшие в боях на высоте.

Гранате в разведке уделялось особое внимание не только в Красной армии, но в вермахте. К примеру, 20 января 1944 года немецкая разведгруппа пыталась напасть на советский пулемётный расчёт в полосе обороны 277-й стрелковой дивизии. Вовремя заметив врага, пулемётчики открыли огонь и отбили нападение. Немцы отошли, оставив на месте атаки тело своего товарища. При его осмотре «у последнего оказалось 10 ручных гранат, из которых 8 было за поясом и 2 в руках».

Что ели разведчики

С 20 сентября 1941 года в Красной армии были введены новые продовольственные нормы суточного довольствия для личного состава, делившиеся на 14 категорий. Из их описания в приказе НКО № 312 от 22 сентября 1941 года видно, что не существовало отдельной нормы для бойцов разведподразделений. Похоже, в первые годы войны они снабжались по норме № 1, предназначенной для красноармейцев и командиров боевых частей действующей армии, за исключением лётного и технического состава частей ВВС Красной армии. Говоря простыми словами, разведчики питались тем же, что и пехотинцы.

Ситуация изменилась 19 апреля 1943 года, когда вышел уже упомянутый приказ НКО № 0072. Он устанавливал для разведчиков питание по норме № 9, предназначенной для всех военных училищ сухопутных и воздушных сил, а также для рядового и младшего начсостава авиадесантных войск Красной армии. Новая норма продержалась недолго. 22 июня 1943 года вышел приказ НКО № 0384, отменивший нововведение:

«Учитывая ряд ходатайств военных советов фронтов и просьбу начальника Разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии генерал-лейтенанта Кузнецова Ф.Ф., во изменение приказа НКО №0072 от 19 апреля с.г. приказываю:

Подразделения войсковой разведки на фронте довольствовать не по норме № 9, как указано в приказе, а по норме № 1, с выдачей дополнительно к норме № 1:

Водку выдавать только в дни выполнения боевых заданий».

Кстати, о водке. Её выдача разведчикам перед заданием порой производила отрицательный эффект. Например, 20 марта 1944 года разведпартия 277-й дивизии осуществляла ночной поиск для взятия контрольного пленного. Проделав проход в проволочном заграждении, она проникла в немецкую траншею и устроила там засаду. Когда показался вражеский патруль, разведчик Никулин повёл себя неосторожно и привлёк внимание противника. Патруль дал в его сторону автоматную очередь и бросил три гранаты. Никулин был тяжело ранен, но товарищи под вражеским огнём сумели вынести его в своё расположение. Оказалось, что инцидент произошёл из-за того, что Никулин был пьян:

«Задача была не выполнена, благодаря неосторожности кр-ца Никулина, который идя на задание, выпил водку, полученную у своих товарищей, что привело к неосторожному поведению и преждевременному обнаружению пр-ком».

Из этого следует, что далеко не все разведчики употребляли положенную им водку, выходя на задание. Увы, этим могли воспользоваться любители выпить вроде упомянутого бойца.

Сухой паёк разведчика

В зависимости от условий, характера выполнения задач и физических нагрузок нормальная калорийность суточного потребления пищи в разведке могла составлять летом до 4000 ккал, зимой — до 5000 ккал. Разведподразделения получали сухой паёк, содержавший набор продуктов, который удовлетворял суточную потребность бойца в тех или иных условиях. Эти продукты должны были быть не только питательными, но и нескоропортящимися, а также иметь как можно меньший вес и объём, чтобы позволить разведчику взять с собой больше боеприпасов и не затруднять его маскировку и подвижность.

В своей брошюре полковник Сурин рекомендовал разведчикам обращать внимание на следующие нюансы питания при выполнении задания:

«Все продукты, как правило, должны быть подобраны с таким расчётом, чтобы их можно было употреблять в пищу без варки (сливочное масло, шпиг, сахар, шоколад, сухая колбаса, концентраты, печенье, белые сухари)».

Как показала практика, с учётом общего груза вооружения и снаряжения разведчик мог взять с собой продовольствия не более чем на пять-шесть суток. Сурин рекомендовал бойцам разведподразделений особенно хорошо питаться перед выходом в разведку, чтобы будущее возможное недоедание не отразилось на их самочувствии.

Отметим ещё один любопытный факт из жизни разведки. В годы войны её деятельность становилась предметом внимания учёных, дававших разведчикам интересные советы с точки зрения науки. В частности, советский профессор К.Х. Кекчеев, специалист в области физиологии и психофизиологии, рекомендовал бойцам перед ночными поисками хорошо отдыхать и обязательно справлять естественные надобности по следующей причине:

«Отмечено рядом авторов (акад. П.П. Лазаревым, А. Я. Голдфельд, М.И. Сизовым и нами), что трудная мышечная работа несколько снижает чувствительность ночного зрения. Поэтому представление отдыха или возможности уснуть перед выходом в дозор или разведку, если, конечно, обстоятельства это позволяют, даст возможность чувствительности глаза вновь достигнуть нормы.

Следует также обратить внимание на необходимость опорожнения кишечника и мочевого пузыря перед выходом в ночную разведку или перед ночным полётом, так как эксперименты в лабораториях показывают, что растяжение полостных органов влечёт за собой ухудшение ночного зрения».

Кекчеев рекомендовал иметь в пайке разведчика таблетки со «слабыми вкусовыми (кисло-сладкими) раздражителями», которые могут значительно повысить чувствительность ночного зрения. Также учёный считал необходимым включить в пищевой рацион разведчиков продукты, в достаточном количестве содержащие полезный для зрения витамин А — в частности, сливочное масло. Как указано в брошюре Сурина, оно должно было входить в паёк разведпартий и отрядов, действовавших во вражеском тылу.

Выводы

Документы и литература, касающиеся деятельности войсковой разведки Красной армии, свидетельствуют о её эволюции в годы войны. Это можно понять по разнице в отношении к подготовке разведчиков в плане их снаряжения, вооружения и питания. Суровое военное время требовало более серьёзного, чем это было до войны или даже в её первые два года, отношения к разведке. Изменения не замедлили сказаться на её качестве, что повысило боеспособность Красной армии.

Сбор и обобщение боевого опыта позволили подготовить рекомендации и наставления, оказавшиеся полезными для войсковых разведчиков. Документы и учебные пособия регламентировали выбор необходимого снаряжения, оружия и обмундирования как в общем плане, так и для действий на конкретной местности или при выполнении конкретной задачи. Кроме того, собранный в них опыт стал весьма ценной базой знаний для подготовки подразделений войсковой разведки уже Советской армии после войны.

Отдельно отметим эволюцию в вопросах питания разведчиков как в обычной обстановке, так и во время их выходов на задание во вражеский тыл. Если в начале войны бойцы разведподразделений воспринимались как обычные солдаты, то по прошествии времени командование Красной армии изменило к ним отношение. Ведь, как писал в 1944 году один из офицеров войсковой разведки,

«никому на войне не приходится больше разведчика преодолевать трудности и лишения, он всегда подвергается риску и опасности».

Источник