Меню

Одежда как объект судебно медицинской экспертизы



Значение исследования одежды при расследовании преступлений

Поступила в редакцию 10/VIII 1961 г.

библиографическое описание:
Значение исследования одежды при расследовании преступлений / Кежоян А.Х. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1962. — №2. — С. 19-22.

код для вставки на форум:

При расследовании преступлений имеет большое значение исследование экспертом одежды потерпевшего или обвиняемого. Можно привести много случаев, подтверждающих роль такого исследования.

Преступник Р., получив при попытке задержания его огнестрельное ранение, скрылся. В дальнейшем он был задержан. При рентгенологическом исследовании у него в мягких тканях левой половины грудной клетки обнаружено инородное тело. Судебномедицинская экспертиза на основании этих данных и освидетельствования Р. установила, что имеющееся в области левой большой грудной мышцы округлое рубцовое изменение кожи является недавно зажившей раной от пулевого ранения.

Следователь совместно с судебномедицинским экспертом осмотрел принадлежащий Р. свитер, на передней поверхности которого слева имелось округлое отверстие диаметром 0,4 см со следами, похожими на засохшую кровь. Группа крови, обнаруженной на свитере Р., соответствовала группе его крови. Отверстие на свитере совпало при совмещении с рубцом от пулевого ранения в области грудной клетки Р.

В этом случае изучение и сопоставление повреждения на свитере с повреждением на теле Р. и результаты исследования следов крови послужили основанием для достоверного вывода.

В другом случае ночью из своей квартиры во двор дома был кем-то вызван гр-н П. Спустя несколько минут в него было произведено несколько выстрелов. П., вбежав в сени, упал и, не приходя, в сознание,, скончался.

При осмотре судебно-медицинским экспертом надетого на П. белого овчинного полушубка были обнаружены пулевые отверстия: 3 на спине и 2 на груди, последние со следами действия дополнительных факторов выстрела.

Судебномедицинский эксперт, производивший исследование трупа П. и его одежды, дал заключение, что смерть наступила от огнестрельных ранений легких.

Позже было установлено, что убийство совершили С. и Г., причем Г. по истечении более 2 лет сообщил, что П. был одет в белый, полушубок и что, подпустив П. близко, Г. произвел сразу два выстрела; П. быстро бросился бежать, а Г. вслед ему произвел еще несколько выстрелов.

Произведенное ранее исследование одежды потерпевшего и другие доказательства помогли подтвердить правдивость этой версии.

Считаем необходимым остановиться также и на тех недостатках, которые допускают отдельные судебномедицинские эксперты при исследовании одежды потерпевшего или обвиняемого.

Из актов судебномедицинского исследования трупов убитых гр-ки, Г. и ее дочери видно, что смерть их последовала от повреждений костей черепа и кровоизлияний в мозг в результате ударов тупым твердым предметом. На экспертизу была направлена гимнастерка подозреваемого Н. со следами, похожими на кровь.

Исследование проводилось в местном Бюро судебномедицинской экспертизы. Было установлено, что на гимнастерке имеется кровь человека, и определен ее тип. Подозреваемый объяснил это тем, что запачкался кровью потерпевших при переноске их трупов для транспортировки.

Бюро судебномедицинской экспертизы, определившее типовую принадлежность следов крови, не высказалось о механизме происхождения этих следов. Однако одно определение типа крови ничего для следствия не давало и поэтому гимнастерка даже не была приобщена к делу.

В ходе дополнительного следствия гимнастерка была найдена среди вещей и предметов, утративших свое значение, в районной прокуратуре, проводившей первоначальное расследование.

Вполне естественно, что возникла необходимость исследовать механизм образования на гимнастерке следов крови и определить ее групповую принадлежность.

Эти исследования были проведены в Научно-исследовательском институте судебной медицины Министерства здравоохранения СССР. Они показали, что на передней поверхности и рукавах гимнастерки имеются помарки и множество брызг крови размером от 1 мм до 1 см.

Эти данные вместе с другими доказательствами дали экспертизе основания утверждать, что помарки крови на гимнастерке могли образоваться, когда Н. помогал переносить трупы, а брызги крови могли возникнуть, когда он наносил удары своим жертвам.

Было установлено, что следы в виде брызг принадлежат ко второй группе, которая сходна с группой крови убитой, а следы в виде помарок относятся к первой группе, схожей с кровью ее дочери Ч. Таким образом, результаты исследования гимнастерки помогли разоблачить убийцу.

Нет слов в оправдание действий следователя, проводившего первоначальное расследование. Он, как и все следственные работники, обязан был совершенствовать свои знания в области экспертизы вещественных доказательств. Однако и Бюро судебномедицинской экспертизы не должно было подходить формально к разрешению поставленных вопросов. Если оно не считало возможным исследовать механизм образования следов крови на гимнастерке без такого задания, то по крайней мере должно было подсказать следователю необходимость проведения указанного исследования.

Но еще хуже, когда эксперты вообще игнорируют осмотр вещей потерпевшего или обвиняемого. К каким последствиям это приводит, можно убедиться на следующих примерах.

Гр-н Г. был убит путем нанесения 15 ножевых ранений. На нем была надета дерматиновая куртка, на которой обнаружены множеств венные разрезы.

Судебномедицинский эксперт, производивший исследование трупа, одежду не осмотрел и до вскрытия трупа вернул ее родственникам потерпевшего, не проверив соответствие повреждений на ней характеру, форме, размерам и месту положения ранений на теле.

Между тем эти данные имели существенное значение. И когда по истечении 5 лет возник вопрос о возможности образования брызг крови на убийце, то по имевшимся материалам нельзя было этого определить и только обнаружение в сарае родственника потерпевшего дерматиновой куртки Г. позволило восполнить этот пробел.

Найденная куртка была направлена на исследование в Научно-исследовательский институт судебной медицины Министерства здравоохранения СССР, в котором с учетом других данных был дан определенный ответ на вопрос, при каких условиях белая рубашка преступника в момент нанесения множества ранений могла остаться не испачканной и не забрызганной кровью. Экспертиза ответила, что в данном случае на рубашке убийцы должны были образоваться следы крови. Было определено и положение куртки на потерпевшем, т. е. была ли она застегнута в момент нанесения ранения. Сделано более или менее определенное суждение о форме, размере и других качествах орудия преступления, установлено совпадение ран с разрезами куртки и т. д.

Позже было обнаружено орудие преступления — нож, и все выводы нашли полное подтверждение.

При первичном исследовании трупа эти данные не были отмечены и установить их без осмотра одежды убитого не представлялось возможным. Полученные доказательства сыграли большую роль в изобличении убийцы, который под тяжестью собранных улик по истечении 6 лет с момента убийства признался в совершенном преступлении.

Приводим еще один пример.

В больницу был доставлен на грузовой автомашине гр-н Д. На следующее утро он скончался, не приходя в сознание. Судебномедицинский эксперт Г., производивший исследование трупа, хотя и указал, что причиной смерти явились кровоизлияние в мозг и перелом костей черепа, нанесенные твердым тупым предметом, возможно частями движущейся автомашины, однако осмотра одежды потерпевшего не произвел. Общеизвестно, что при данной категории дел осмотр одежды потерпевшего имеет первостепенное значение и эксперт должен обратить внимание на возможное наличие следов протектора автопокрышки на трупе или на его одежде. В своем объяснении эксперт Г. заявил: «Одежду Д. я не осматривал. Когда известен потерпевший, я, да и многие другие эксперты, одежды не осматривают». Естественно, что в связи с этим возникла необходимость в проведении нового расследования по делу.

Нам пришлось встретиться со вторым подобным случаем.

Путем нанесения множества ударов по голове тупым предметом была убита гр-ка А.-Г. Судебномедицинский эксперт Б. произвел наружный осмотр трупа без его вскрытия. Эксперт не осмотрел одежду потерпевшей, а на допросе заявил: «Одежду, которая была на А.-Г. в момент убийства, я не истребовал и не осматривал. А вообще я редко осматриваю одежду».

Несколько слов по вопросу о том, к чьей компетенции относится исследование одежды потерпевшего и обвиняемого.

Большинство теоретиков считает, что исследование одежды — исключительное право судебных медиков. Некоторые, наоборот, относят это к компетенции экспертов-криминалистов.

Обе эти точки зрения нельзя считать абсолютно правильными. На практике мы встречаемся с такими случаями, когда одежда может быть предметом исследования как судебного медика, так и эксперта-криминалиста. Наконец, возможно и комплексное исследование — все зависит от того, в связи с чем и какие вопросы ставятся на разрешение экспертизы.

Так, по упомянутому делу о наезде на гр-на Д. в ходе дополнительного расследования проводилась комплексная судебномедицинская и автотехническая экспертиза Научно-исследовательским институтом судебной медицины Министерства здравоохранения СССР и Центральной криминалистической лабораторией Всесоюзного института юридических наук. В этом случае одежда потерпевшего Д. была предметом исследования и судебных медиков, и экспертов-криминалистов.

Однако неоспоримо одно, что одежда, находящаяся на трупе или на живом человеке при наличии у них телесных повреждений, является объектом обязательного исследования судебного медика. В тех же случаях, когда органическая взаимосвязь между следами, обнаруженными на одежде, и особенностями, установленными на трупе или на теле живых лиц, отсутствует, вопрос о том, кто должен исследовать одежду, решается следователем. Он должен при этом руководствоваться предметом исследования, конкретными обстоятельствами дела и тем, какие вопросы необходимо разрешить в первую очередь.

похожие статьи

Установление параметров орудия травмы при исследовании вещественных доказательств / Цай В.А., Галицкий Ф.А., Волох Д.Ю. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 87-88.

Некоторые морфологические особенности колото-резанных повреждений трикотажа одежды / Карпов Д.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 81-82.

Некоторые морфологические особенности колото-резаных повреждений на многослойных макетах одежды / Саркисян Б.А., Карпов Д.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 80-81.

Источник

Является ли одежда объектом судебно-медицинской экспертизы? а.П. Ардашкин

Одним из компонентов учения об объекте судебной экспертизы является гносеологический анализ объекта, который начинается с ус­тановления его определенности и границ. С этим связано оптимальное получение и использование экспертной информации, содержащейся в объектах.

Одежда, головные уборы и обувь (в последующем — одежда) вос­принимают и сохраняют на себе большой и разносторонний объем эк­спертной информации, что давно отмечалось исследователями, в том числе и судебными медиками. Предметы одежды, как носители раз­личных следов и воздействий, активно изучались судебными медика­ми в целях установления особенностей и закономерностей образова­ния повреждений и следов [7, 11, 13 и др.]; имеются и диссертационные работы по исследованию одежды, выполненные судебными медиками [10]. Несмотря на возражения некоторых криминалистов [18], это по­служило основанием для отнесения предметов одежды к объектам судебно-медицинской экспертизы [15,19 и др.]. В монографии, посвящен­ной судебно-медицинскому исследованию трупа, отмечается: «Одеж­да, головной убор и обувь являются неотъемлемыми объектами судебно-медицинской экспертизы, поскольку на них нередко значительно лучше, чем на кожных покровах тела трупа, отражаются и сохраняют­ся многие судебно-медицинские диагностические признаки воздействия на тело человека различных факторов . » [17].

Предметы одежды действительно во многих случаях лучше отра­жают и сохраняют следы различных воздействий. Более того, нередко следы воздействий могут иметься только на этих предметах. Однако нам представляется, что согласиться с приведенным обоснованием для причисления предметов одежды к объектам судебно-медицинской экс­пертизы вообще и экспертизы трупа в частности нельзя.

Предметы одежды выступают в роли носителей информации, от­ражающейся в результате взаимодействия между объектами, при ко-

тором происходят определенные изменения структуры этих объектов. А.И. Винберг и соавт. [3] справедливо указывают, что именно носите­ли информации как материальные объекты «должны быть признаны объектами экспертизы». Кроме того, авторы далее отмечают, что «объект и содержащаяся в нем информация находятся в тесном един­стве, их нельзя отрывать друг от друга, но нельзя и отождествлять».

Таким образом, получение экспертной информации связано с вы­явлением возникающих структурных изменений одежды, что требует соответствующих знаний и навыков. В частности, эксперт должен об­ладать знаниями об особенностях строения различных тканей, законо­мерностях их изменения и следовосприятия при различных воздействи­ях (механических, термических, химических и др.), должен иметь на­выки в проведении и оценке специальных методов исследований и т.п. Это неоднократно отмечалось и самими судебными медиками [5, 6, 8, 9, 12 и др.].

Изложенное, с учетом того, что предметы одежды по своей приро­де не являются медицинскими или биологическими, а подготовка судебно-медицинских экспертов не предусматривает профессионально­го изучения указанных вопросов, позволяет констатировать, что одежда (по крайней мере, в настоящее время) не может быть отнесена к объек­там судебно-медицинской экспертизы.

В правилах судебно-медицинской экспертизы трупа, на наш взгляд, это и предполагается. Так, в «Правилах судебно-медицинского иссле­дования трупов», утвержденных Народным комиссариатом здравоох­ранения РСФСР 19 декабря 1928 г., предусматривалось только описа­ние одежды, находящейся на трупе: «Если тело одето, то сперва под­робно описывают имеющуюся на нем одежду, замечая, не находятся ли на ней посторонние вещества (грязь, кровь и т.п.), обгорелые места, дыры, сделанные каким-либо орудием . » [14]. Указания судебно-медицинскому эксперту на исследование одежды содержат также «Пра­вила судебно-медицинской экспертизы трупа», утвержденные в 1991 1 и 1996 гг. 2 . Так, п.5.1.1. действующих Правил (1996г.) предусматрива­ет «исследование одежды, обуви и иных предметов, доставленных с тру­пом» при проведении наружного исследования трупа. Однако содер­жание этого исследования, на наш взгляд совершенно правильно, ог­раничивается перечислением предметов одежды и описанием характе-

1 Вводились Приказом Минздрава СССР от 9 июля 1991 Г. № 182 «О введении в практику «Правил судебно-медицинской экспертизы трупа».

2 Действующие в настоящее время, утверждены Приказом Минздрава РФ от 10 декабря 1996 г. № 407 «О введении в практику «Правил производства судебно-медицин-ских экспертиз».

pистик, не требующих специальных познаний. В п.5.2. указано: «Ис-следование одежды начинают с перечисления отдельных ее предметов и их положения на трупе в момент осмотра. Отмечают предполагае­мым нид материала (шелк, шерсть и др.), цвет, степень изношенности, сохранности петель, пуговиц и застежек. На одежде трупов неизвест­ных лиц отмечают также наличие характерного рисунка, меток, товар­ных знаков и других особенностей. Перечисляют и описывают содер­жимое карманов, а также другие предметы, доставленные с трупом.

При наличии повреждений и загрязнений на одежде указывают их точную локализацию (пользуясь стандартными наименованиями частей одежды и обуви), форму, размеры, расстояния от швов и других константных ориентиров . направление, характер краев, концов и дру1 не особенности. Выясняют взаиморасположение повреждений и загрязнений на одежде с повреждениями и следами на трупе. Повреж­дения и загрязнения следует измерить и сфотографировать».

По существу, перечисленные исследования не требуют от субъекта (эксперта) специальных немедицинских познаний и исследований, важ­но уметь четко документировать особенности (или их отсутствие) на одежде.

Следует отметить, что аналогичное исследование (осмотр) одежды и документирование предусматривается при осмотре трупа на месте его обнаружения следователем, поэтому осмотр и документирование экспертом при проведении экспертизы трупа является, по существу, по­вторным, так как первоначально эти же сведения наряду с другими вно­сятся в протокол осмотра места происшествия.

В действующих «Правилах судебно-медицинской экспертизы тру­па» далее говорится: «При обнаружении разрывов, разрезов, следов скольжения, дефектов ткани, опаления или характерных изменений (отпечатки протектора, наложения смазки, частиц краски, копоти и др.) либо следов, похожих на кровь, рвотные массы, лекарственные, едкие и иные химические вещества, эксперт обязан принять меры к сохране­нию выявленных повреждений, загрязнений, пропитываний и наложе­ний для последующего их исследования экспертами других специ­альностей. « (курсив наш — А.А.).

При некоторых транспортных травмах на одежде у пострадавших возникают повреждения, относимые к диагностическим признакам:

«полоса давления», «полосовидный дефект материи», «углевидные лоскутки материи», возникающие при железнодорожной: травме [16]. «складчатые заглаживания ткани» при переезде колесами: автомобиля [4], разрывы шаговых и боковых швов брюк при мотоциклетной трав­ме [2] и травме внутри автомобиля [1] и др. Закономерности образова-

ния этих признаков-повреждений были установлены судебными меди­ками, но это также не может служить аргументом в пользу отнесения одежды к объектам судебно-медицинской экспертизы, поскольку вы­явление подобных признаков не требует каких-либо специальных по­знаний и проведения специальных исследований и осуществляется по­средством осмотра одежды.

Несомненно, комплексное исследование одежды, находившейся на пострадавшем в момент внешнего воздействия и несущей диагности­ческую и идентификационную информацию, является очень важным. Но для правильного получения и оценки этой информации необходим профессиональный подход, который возможен только на основе спе­циальной подготовки, предусматривающей изучение закономерностей отражения информации на одежде в зависимости от ее состава, струк­туры и видов воздействия. Полагаем, что такую дополнительную спе­циальную подготовку возможно и целесообразно предусмотреть для судебно-медицинских экспертов медико-криминалистических отделе­ний. В таком случае это будет одним из дополнительных оснований для выделения судебно-медицинской экспертной специальности — ме­дицинский криминалист.

Источник

Судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств

СОДЕРЖАНИЕ

1. Понятие и виды вещественных доказательств
2. Изъятие вещественных доказательств
3. Объекты биологического исследования
4. Объекты химического исследования
5. Проведение судебно-медицинских экспертиз
6. Судебно-медицинская экспертиза в комплексном исследовании вещественных доказательств

1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Вещественными доказательствами называют различные материальные следы преступления, которые либо могут позволить восстановить обстоятельства преступления, либо служат средствами обнаружения преступника и выяснения способа совершения преступления. К источникам доказательств относится показания свидетелей, заключения экспертов, вещественные доказательства, протоколы осмотров и другие документы.

Читайте также:  Топ лучших дизайнеров одежды

Различные предметы становятся вещественными доказательствами, если они будут по определенным правилам процессуально оформлены. Элементами такого оформления являются: документы, содержащие данные о происхождении материального объекта, протокол осмотра этого объекта, постановление о приобщении данного объекта к делу.

Экспертиза вещественных доказательств позволяет разрешить многие вопросы, имеющие следственное и судебное значение.

К вещественным доказательствам относятся оружие и предметы, которым совершено преступление, похищенные вещи, различного рода документы, следы, похожие на кровь, следы выделении человеческого организма (слюна, сперма, моча, пот и др.), волосы на предметах преступления, руках и одежде потерпевшего или подозреваемого. Вещественные доказательства весьма разнообразны, и к их исследованию могут быть привлечены не только судебно-медицинские эксперты, но и криминалисты, эксперты-бухгалтеры, специалисты в области автомобильной техники.

Вещественные доказательства, которые подлежат исследованию судебными медиками, можно подразделить на два вида. Одни из них- это вещественные доказательства, которые способствуют установлению причины смерти, вида насилия, а также выяснению механизма травмы. Например, пуля, извлеченная из тела погибшего, является вещественным доказательством и может способствовать судебно-медицинскому эксперту в установлении причины смерти, характера повреждения. Обнаружение повреждений от электрического тока на обуви помогает установлению причины смерти человека и восстановлению позы, в которой он находился при поражении электричеством. В этом случае обувь с соответствующим повреждением будет также иметь значение вещественного доказательства.

Другой вид вещественных доказательств составляют объекты биологического происхождения. Обычно при исследовании таких объектов выясняется их природа (например, кровь, волосы, сперма), происхождение от человека или животных, возможность их принадлежности каким-то конкретным лицам.

2. ИЗЪЯТИЕ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Порядок собирания вещественных доказательств имеет целью обеспечение и установление подлинности вещественных доказательств, исключение возможности их подделки либо подмены.

Если при осмотре или других следственных действиях выявляются предметы, имеющие значение вещественных доказательств, они изымаются. Перед изъятием предметы тщательно осматриваются. В соответствующих документах дается описание тех или других предметов, указывается, где и в какой обстановке они обнаружены, какие имеются следы, их вид, характер, а если предмет изымается, то обязательно отмечается цель изъятия. Описание предметов целесообразно дополнять их фотографированием. Фотографии прилагаются к соответствующему документу.

Изымаемые предметы должны быть тщательно упакованы и опечатаны печатью лица, ведущего расследование, в присутствии понятых, чтобы предотвратить возможность их подмены или утраты, а также в целях сохранения на них обнаруженных при осмотре следов (рис. 1).

Рис. 1. Упаковка вещественных доказательств

При направлении изъятых материалов судебно-медицинскому эксперту должны быть представлены сопроводительное отношение, где указывается, кому, для какой цели и что направляется, постановление следователя или определение суда о назначении экспертизы.

В постановлении особо должны быть отмечены показания свидетелей, обвиняемых или потерпевших и перечислены материалы, которые направляются в качестве образцов, например образцы крови, волос и др. Судебно-медицинскому эксперту направляются протокол осмотра места происшествия либо тех предметов, которые подверглись осмотру перед направлением их на экспертизу, а также протокол изъятия образцов крови, волос и др. Если было произведено исследование трупа либо освидетельствование живого лица, должно быть направлено заключение эксперта, исследовавшего труп или живое лицо. Неправильное изъятие и направление в лабораторию вещественных доказательств могут привести к утрате их значимости для расследования происшествия или преступления. Обнаруженные в ходе осмотра места происшествия объекты и следы, свидетельствующие о совершенном преступлении или имеющие отношение к обстоятельствам дела, рекомендуется сфотографировать по правилам судебной фотографии, а в необходимых случаях составить план или схему их расположения. Изъятые следы и объекты упаковывают и опечатывают; на бирке или на упаковочном материале указывают место их обнаружения и другие данные. Надпись заверяют своими подписями эксперт, следователь и понятые.

3. ОБЪЕКТЫ БИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Врач как специалист может привлекаться следственными и судебными органами для участия в различного рода осмотрах, целью которых, в частности, служит выявление вещественных доказательств с объектами биологического происхождения. К таким объектам в большинстве случаев относятся кровь, выделения человеческого организма (слюна, сперма, моча, пот и др.), части человеческого тела-волосы, кусочки тканей и органов.

Объекты биологического происхождения наиболее часто могут быть выявлены при осмотре места происшествия, при освидетельствовании потерпевших и подозреваемых, их одежды и предметов насилия (рис. 2). Врач должен уметь обнаружить эти объекты, оказать помощь следователю в правильном их фиксировании, изъятии и направлении на судебно-медицинскую экспертизу.

Рис. 2. Вещественное доказательство – блузка с повреждением ткани и множественными пятнами крови

Исходя из характера происшествия, а также возможности образования тех или других следов, врач чаще всего легко обнаруживает на тех или иных предметах пятно, похожее по внешнему виду на кровь или семенную жидкость. Однако обнаружение биологических объектов может быть затруднительным. В этих случаях врач для их выявления должен воспользоваться специальными познаниями.

Кровь наиболее часто становится предметом судебно-медицинской экспертизы. Важное значение имеет не только обнаружение, но и правильное описание формы и величины следов крови еще на месте происшествия. Вид следа крови связан с механизмом его образования (рис. 3). При вытекании большого количества крови из поврежденных участков тела возникают лужи различной формы и величины. В случае попадания на отвесную или наклонную поверхность кровь стекает вниз, образуя потеки, причем она скапливается в нижнем конце потека, который поэтому окрашен более интенсивно. Кровь, падающая с высоты и под различным углом к плоскости, образует брызги. При падении капель крови, в том числе и брызг, на горизонтальную поверхность образуются пятна. Их форма зависит от материала и свойств поверхности предмета, на который попала кровь, высоты и угла падения капель, вязкости крови. На гладкой, слабо впитывающей поверхности форма пятен выражена отчетливее, чем на неровной или шероховатой.

От капли крови, падавшей перпендикулярно поверхности с небольшой высоты (в пределах 1 м), возникает пятно округлой или овальной формы с неровным зубчатым краем. При большей высоте падения неровности края пятна удлиняются и образуют так называемые лучи, а вокруг пятна происходит разбрызгивание крови. Увеличение высоты падения капли влечет за собой увеличение диаметра пятна и радиуса разбрызгивания, а также удлинение лучей, отходящих от следа. При падении капли под углом к поверхности образуется пятно овальной или булавовидной формы с широкой и более узкой частью, идущей в направлении движения капли крови. Если капля падает под острым углом, пятно приобретает форму восклицательного знака, узкий конец которого указывает на направление движения крови.

По мере увеличения высоты падения капли размеры широких частей следов булавовидной формы и следов в виде восклицательных знаков возрастают, а узкие части укорачиваются, появляются лучи, отходящие от основной области пятна, и разбрызгивание крови. При прикосновении окровавленными руками к поверхности предметов или одежде образуются помарки крови. При контакте с поверхностью предмет, испачканный кровью, не смещается, образуется след, именуемый отпечатком. Кровяные отпечатки ступней ног, ладоней и пальцев рук играют существенную роль в обнаружении преступника, особенно если на них запечатлелись папиллярные узоры кожи. Очень важны также отпечатки подошв обуви и орудий преступления. Расположение, характер, цвет, форма, величина и другие свойства следов крови, а также их число помогают восстановить детали происшествия, положение нападавшего и потерпевшего, передвижение последнего после получения повреждений.

Обнаружение и фиксация следов крови часто становятся непростой задачей для следствия, так как следы крови нередко пытаются уничтожить путем смывания водой или другой жидкостью, стиркой, иногда перекрашиванием, например полов, сменой обоев. Следы крови следует искать там, где на них могут не обратить внимания: на обшлагах рукавов с обеих сторон, у карманов, за отворотами брюк, на пуговицах, особенно на их оборотной стороне, под ногтями, под волосами на лобке (при изнасиловании), на ранте обуви, на козырьке фуражки.

Необходимо установить, являются ли обнаруженные пятна кровью, поскольку с течением времени изменяется состав крови и в связи с этим ее цвет. Цвет пятен крови зависит в первую очередь от изменений гемоглобина, на который влияют влага, свет, высыхание, длительность существования пятна, воздействие на него кислот или щелочей, гниение крови. Цвет пятна крови может меняться от красного или темно-красного до зеленоватого. Следы крови могут маскироваться особенностями предмета, на котором они располагаются, например, на тканях, сходных по цвету со следами крови.

Для выявления следов в таких случаях используют люминесцентный свет или спектрофотометрию в ультрафиолетовых лучах, в которых пятно достаточно хорошо дифференцируется. Затем по таблице спектров поглощения определяют те или иные пигменты крови. Зная примерно время образования пятна крови, можно предположительно судить о его давности. На месте происшествия используют также пробу с перекисью водорода, под действием которой в области пятна крови образуется пена. Иногда применяют пробу с бензидином, который, соединяясь с некоторыми ферментами крови, придает им синюю окраску. Однако эти реакции неспецифичны для крови и могут выявлять пятна от других биологических жидкостей или выделений.

Рис. 3. Наиболее частые расположения пятен крови.

После обнаружения пятна, подозрительного на кровь, его необходимо изъять для направления в судебно-медицинскую лабораторию. Если носитель следов относительно невелик (одежда, орудие или оружие), его изымают целиком. Если пятна крови обнаружены на крупных предметах, изымается часть предмета, причем в лабораторию обязательно направляют и фрагмент предмета без следов крови. Когда подозрительные на кровь пятна образовались на предмете, из которого нельзя сделать выемку следа, его соскабливают или делают смыв с помощью марли, которую затем высушивают при комнатной температуре. Марлю не следует обильно смачивать водой, так как при этом может заметно снизиться концентрация компонентов крови. Часть той же марли отправляют в лабораторию в чистом виде для контрольного исследования. Пятна крови, обнаруженные на снегу, с возможно меньшим количеством снега помешают на марлю, а марлю — на стеклянную или фарфоровую поверхность и оставляют при комнатной температуре.

При таянии снега кровь пропитывает марлю, которую затем высушивают при той же температуре и направляют в лабораторию с чистым куском марли. Не следует помещать снег с кровью в закрытую посуду (склянку), так как в этом случае кровь будет растворена в воде.

Следы, подозрительные на кровь, тщательно оберегают от внешних воздействий и загрязнений. С этой целью участки предметов-носителей с расположенными на них следами накрывают чистой бумагой или материей, которую пришивают или привязывают к предмету. Очерчивать пятна карандашом, красками, чернилами нельзя, так как попадание на следы крови различных химических веществ может затруднить исследование. Для пересылки вещественные доказательства упаковывают так, чтобы они не могли быть утеряны или подменены и чтобы на них не попали посторонние вещества. Каждый предмет в отдельности заворачивают в чистую бумагу, перевязывают бечевкой и опечатывают сургучными печатями. Пакет с соскобом или марлей, пропитанной веществом, подлежащим экспертизе, а также пакете контрольной марлей прошивают по краям ниткой, концы которой припечатывают сургучной печатью к отдельной бирке. Затем все свертки и пакеты помещают в фанерный ящик. Пересылать вещественные доказательства в мягкой упаковке нельзя, так как это не исключает попадания на них различных веществ извне.

При судебно-медицинской экспертизе групповой принадлежности крови в следах на предметах-носителях в лабораторию направляют образцы крови потерпевших и подозреваемых лиц. Образцы крови представляют в жидком и высушенном состоянии одновременно с вещественными доказательствами. Кровь берет судебно-медицинский эксперт или врач больницы в присутствии следователя и понятых. Одну порцию крови (3-5 мл) помещают в стерильную пробирку, снабженную этикеткой с соответствующей надписью. Кровь должна заполнить весь сосуд. Отверстие пробирки плотно закупоривают. Другую порцию крови выливают на марлю, высушивают при комнатной температуре, после чего заворачивают в бумагу и помещают в конверт с надлежащей надписью. Следователь опечатывает образцы сургучной печатью и составляет протокол взятия крови. Образцы жидкой крови пересылают отдельно от других вещественных доказательств. Это обусловлено тем, что стеклянный сосуд в процессе транспортировки может разбиться, кровь может вылиться, попасть на вещественные доказательства, что может поставить под сомнение их пригодность для последующей экспертизы. Образцы крови в высушенном виде упаковывают вместе с другими вещественными доказательствами.

Сперма, слюна, пот, моча, женское молоко. Обнаружить следы выделений значительно труднее, чем следы крови, так как они не имеют заметного цвета. Наряду с тщательным осмотром предметов, иногда с помощью лупы при достаточно ярком освещении, целесообразно использовать ультрафиолетовые лучи. Выделения, как правило, дают голубоватую макролюминесценцию различных оттенков и яркости, но при некоторых изменениях структуры эти биологические объекты утрачивают способность люминесцировать. Для расследования изнасилования большое значение имеет правильное изъятие содержимого влагалиша потерпевшей. Его необходимо брать марлевым тампоном, а не в виде мазков на предметных стеклах, так как в мазках, как правило, невозможно определить групповую принадлежность спермы из-за малого количества объекта исследования. Описание и изъятие вещественных доказательств со следами выделений, их упаковку и направление в судебно-медицинскую лабораторию производят так же, как и при назначении экспертизы крови.

Волосы обнаруживают путем тщательного осмотра, иногда при помощи лупы. Их снимают пальцами или пинцетом и помешают в бумажный пакет, а затем в конверт, который заклеивают и прошивают ниткой. Концы нитки пропускают через бирку и припечатывают к ней сургучной печатью. На пакете или конверте делают надпись с указанием количества волос и места их обнаружения. Для разрешения вопроса о происхождении волос от потерпевшего или подозреваемого представляют в судебно-медицинскую лабораторию образцы волос того и другого, взятые с головы или иных областей тела. Для исследования волос с головы выстригают образцы из лобной, теменной, затылочной и обеих височных областей. Берут также волосы усов, бороды, волосы с груди, из подмышечных впадин, с конечностей, лобка, помещают их в отдельные пакеты, а затем в общий конверт с соответствующими надписями. Все конверты складывают в один пакет, а затем в коробку и пересылают в судебно-медицинскую лабораторию. Волосы животных вырывают с загривка, крестца, боков, брюха, ног, хвоста и упаковывают тем же способом.

4. ОБЪЕКТЫ ХИМИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Объекты судебно-химической экспертизы изымаются по возможности целиком. Если предмет изъять невозможно, с него делают соскоб. Небольшое количество вещества стараются изъять полностью, а при большом количестве от него отделяют среднюю пробу. При изъятии сыпучих веществ берут 3-5 выемок с разной глубины насыпки. Пробы перемешивают и изымают не более 1 кг вещества. Жидкость взбалтывают, после чего от нее отливают для анализа 0,5-1 л. При назначении судебно-химической экспертизы пищевых продуктов средняя проба отбирается согласно правилам. В среднюю пробу мяса и рыбы необходимо включать все составные части туши: мясо, кости, сухожилия. Проба должна весить 0,5-1 кг. В таких же количествах берут пробы колбасных изделий, фарша, икры, жира, зерна и т.д. Количество вещества, изымаемого в качестве образца для сравнения, зависит от исследуемого объекта.

Материал для химической экспертизы упаковывают так, чтобы он не был загрязнен посторонними примесями. Подлежащую исследованию жидкость направляют на экспертизу в чистой стеклянной банке с притертой пробкой. Твердое вещество необходимо завернуть в чистую бумагу и уложить в коробку или ящик. Влажные предметы во избежание загнивания во время перевозки рекомендуется подсушить при комнатной температуре. На упаковке указывают наименование содержимого, место и время его изъятия.

Химические исследования производят эксперты-химики, состоящие в штате судебно-медицинских лабораторий. Исследование лекарств производится в лабораториях аптекоуправлений. Проведение судебно-химических экспертиз можно поручать также химикам, работающим в качестве научных сотрудников в научно-исследовательских институтах, преподавателям кафедр химии высших учебных заведений и сотрудникам промышленных лабораторий.

5. ОБЪЕКТЫ МЕДИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Для медико-криминалистического исследования вещественных доказательств в соответствующую лабораторию бюро судебно-медицинской экспертизы направляют оружие, орудия, одежду и другие предметы. Органы, ткани и извлеченные из трупа инородные тела судебно-медицинский эксперт возвращает лицу или органу, назначившему экспертизу трупа.

Одежду с повреждениями и другими следами высушивают на воздухе при комнатной температуре, после чего каждый предмет отдельно упаковывают в чистую бумагу и маркируют. Наложения на одежде сыпучих веществ закрывают чистой тканью или полиэтиленом и обшивают. Участки кожи с повреждениями огнестрельным оружием, тупыми и острыми орудиями изымают с окружающей неповрежденной кожей для обнаружения в области повреждений инородных включений, загрязнений, дополнительных факторов выстрела и пр. При этом пользуются чистыми хромированными инструментами с ненарушенной поверхностью. Препараты кожи и других тканей фиксируют на картонной подложке, высушивают, наносят координатную маркировку, помещают в пакет из чистой пленки или бумаги и опечатывают. В качестве контроля иссекают препарат кожи из симметричных областей тела. При повреждениях костей и хрящей изымают всю кость или хрящ либо выпиливают поврежденный костный фрагмент хромированными инструментами. К концам объекта прикрепляют бирки с обозначением сторон и плоскостей рассечения. Объекты помещают в консервирующую жидкость или маркированные пакеты из бумаги, упаковывают их в полиэтиленовый пакет и опечатывают. Следует помнить, что при пересылке вещественных доказательств нельзя использовать тару из-под химических реактивов и фотоматериалов.

Читайте также:  Мини одежда для кукол своими руками

6. ПРОВЕДЕНИЕ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИХ ЭКСПЕРТИЗ

По предоставленным документам эксперт выясняет обстоятельства происшествия, вопросы, которые ставятся ему, уточняет, какие вещественные доказательства направлены, какие следы обнаружил на них следователь. После этого эксперт осматривает посылку с вещественными доказательствами. Он удостоверяет, что посылка с вещественными доказательствами, опечатанная следователем в присутствии понятых, поступила в сохранности. Если оказывается, что целость посылки нарушена, эксперт сообщает об этом следственным органам.

Затем эксперт в присутствии двух сотрудников лаборатории вскрывает посылку и сличает наличие присланных ему вещественных доказательств с перечнем их в постановлении следователя или определении суда. Если расхождений между перечнем вещественных доказательств и их наличием нет, эксперт вправе приступить к проведению экспертизы. Если же будет установлено такое расхождение, экспертом составляется акт, в котором указывается установленное различие. Этот акт подписывается экспертом и двумя сотрудниками лаборатории, присутствовавшими при вскрытии посылки. Один экземпляр акта отправляется следователю, а второй — хранится в лаборатории. Затем эксперт может приступить к исследованию вещественных доказательств и разрешению тех вопросов, которые перед ним поставлены в постановлении.

После исследования эксперт составляет документ, в котором описывает вещественные доказательства, ход их исследования и дает ответы на вопросы, поставленные в постановлении следователя или определении суда. Затем вещественные доказательства тщательно упаковывают и вместе с заключением эксперта возвращают следователю или суду, направившему их на исследование.

Судебно-биологическая экспертиза

При исследовании вещественных доказательств, на которых подозревается присутствие крови, перед судебно-медицинским экспертом могут быть поставлены вопросы, которые он должен разрешить в процессе исследования:

– Содержится ли в том или ином пятне, находящемся на вещественном доказательстве, кровь.

– Принадлежит ли эта кровь человеку или животному, а если эта кровь не принадлежит человеку, то от какого животного она происходит.

– Может ли кровь на вещественном доказательстве (исходя из групп крови) принадлежать определенному лицу.

– Принадлежит ли кровь на вещественных доказательствах мужчине или женщине.

– Принадлежит ли кровь, находящаяся на вещественных доказательствах, новорожденному или взрослому человеку.

– Каково региональное происхождение крови.

– Установить давность образования пятен крови.

– Определить количество крови, излившейся при повреждении и образовавшей ее следы.

Установление наличия крови. Это возможно путем определения эритроцитов с помошью микроскопа, что возможно только при исследовании жидкой крови или очень свежих ее пятен. Такая кровь поступает на экспертизу крайне редко. В судебно-медицинской практике обычно используется абсорбционный вариант микроспектрального анализа с помощью микроспектроскопа. Метод основан на способности гемоглобина крови и его производных поглощать волны света разной длины. При этом образуются характерные и постоянные полосы поглощения в спектре цветов. Для микроспектрального анализа достаточно ничтожного количества высохшей крови, в которой выявляются гемоглобин, гемохроматин или гематопорфирин и другие пигменты. С этой же целью используют реакции получения микрокристаллов гемоглобина и его производных (кристаллы Тейхмана), но этот метод значительно менее чувствителен, чем микроспектральный анализ. В нашей республике часто используются различные варианты хроматографического анализа.

Определение видовой принадлежности крови. Такое исследование необходимо для ответа на вопрос, принадлежит ли кровь, выявленная на вещественных доказательствах, человеку или животному. Это тем более важно, что нередко подозреваемый утверждает, что следы крови принадлежат домашним животным или животным, которых он убил на охоте. Для установления видовой принадлежности крови используются иммунобиологические методы, прежде всего метод преципитации белка, позволяющий определить его видовую принадлежность (реакция Чистовича-Уленгута). При взаимодействии раствора белка крови со специально приготовленной для обнаружения этого белка сывороткой образуется осадок (преципитат). Для определения видовой принадлежности крови существуют преципитирующие сыворотки на белок человека и разных животных, птицы. Существуют и другие методики для определения видовой принадлежности крови, но они не получили широкого распространения.

Определение групповых свойств крови. Оно чрезвычайно важно, так как позволяет выяснить, принадлежит ли кровь на одежде или теле подозреваемого пострадавшему. Результаты экспертизы могут быть очень весомым доказательством виновности или невиновности подозреваемого. Групповые свойства крови были открыты в начале XX века К. Ландштейнером и Я. Янским. Установлено, что при добавлении сыворотки крови одних людей к эритроцитам других эритроциты склеиваются (агглютинация) и выпадают в осадок. Это связано с присутствием в сыворотке крови веществ, называемых агглютининами, а в эритроцитах — других веществ, называемых агглютиногенами. Однако сами эти вещества белковой природы неоднородны и поэтому сначала были выделены 4 группы крови, в которых агглютиногены обозначаются прописными латинскими буквами, а агглютинины — буквами греческого алфавита.

В судебно-медицинской практике в скобках указывают и цифровое обозначение группы крови — Оab (I), Аb (II), Вa (III), ABO (IV). У людей с кровью I группы отсутствуют агглютиногены эритроцитов, а у людей с кровью IV группы отсутствуют агглютинины сыворотки, что обозначается нулем. В дальнейшем в крови был обнаружен еще ряд подобных белковых веществ, являющихся антигенами и антителами, и понятие о группах крови сменилось понятием о ее изосерологических системах. В настоящее время выделяют 3 такие системы — ABO (группы крови), MNSs (типы крови) и Rh (резус-система). Они и определяют совместимость крови, главным образом при ее переливании, т.е. отсутствие реакции агглютинации. При несовместимости крови в результате слияния разных изосерологических систем возникает агглютинация эритроцитов. Эти свойства изосерологических систем и позволяют открывать их в следах крови и определять ее групповую принадлежность. Следует заметить, что групповые антигены изосерологических систем ABO, MNSs и резус содержатся не только в крови, но и в других жидкостях и выделениях организма, а также в клетках тканей тела.

В судебно-медицинской практике изосерологические группы определяют с помощью реакции агглютинации, метода абсорбции-элюции, методикой «покровного стекла» и др. Судебно-медицинский эксперт указывает в заключении, что обнаруженные на теле или вещественных доказательствах следы крови не могут принадлежать подозреваемому или пострадавшему (при несовпадении изосерологических систем), либо отмечает, что обнаруженные следы крови могут принадлежать как подозреваемому (или пострадавшему), так и любому другому лицу с аналогичной группой крови (при совпадении изосерологических систем).

Определение групп различных изосерологических систем в жидкой крови (ABO, MNSs, P, резус и др.), как правило, производят при разрешении вопросов о спорном отцовстве, материнстве, замене детей в медицинских учреждениях или краже ребенка, а также в делах о переливании несовместимой крови. Экспертиза спорного отцовства основывается на определении групп крови матери, ребенка и предполагаемого отца, экспертиза о замене детей и краже ребенка — на установлении группы крови членов семей, относящихся к данному происшествию, и обе эти экспертизы основаны на определенных закономерностях наследования групповых факторов и дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК), представляющей собой генетический код. Возможны следующие варианты заключения.

О спорном отцовстве (спорном материнстве):

– данный мужчина не является отцом обследуемого ребенка или данная женщина не является матерью обследуемого ребенка;

– отцовство (материнство) не исключается, в силу чего судебно-медицинская экспертиза крови не может решить вопрос о спорном отцовстве (материнстве).

О замене детей или краже ребенка:

– ребенок П. не мог родиться в семье Абдуллаевых, но может происходить из семьи Рахимовых, а ребенок В, не мог родиться в семье Рахимовых, но может происходить из семьи Абдуллаевых;

– ребенок П. не мог родиться как в семье Абдуллаевых, так и в семье Рахимовых, а ребенок Н. не мог происходить от Рахимовых, но мог родиться у Абдуллаевых;

– судебно-медицинская экспертиза крови не может ответить на поставленный перед ней вопрос, так как оба ребенка могут происходить как из той, так и из другой семьи.

Таким образом, судебно-медицинская экспертиза может исключить отцовство, материнство и происхождение ребенка из конкретной семьи, но не может достоверно установить отцовство, материнство и замену детей. Факт переливания несовместимой крови, связанный с ошибкой в определении группы крови донора или реципиента, выясняют путем исследования крови того и другого. Выводы делают исходя из того, что при переливании имеют значение агглютиногены донора и агглютинины реципиента. При несовместимости крови в сосудистой системе реципиента происходит агглютинация всех эритроцитов, что приводит к смерти.

Другие задачи, решаемые с помощью исследования крови. Нередко перед экспертизой стоит вопрос о давности следов крови. Для этого в крови из пятна определяют хлориды с помощью 1% азотнокислого серебра. Ширина полоски выявляемых хлоридов отражает давность образования пятна. Однако метод имеет относительное значение, так как пропитывание пятна крови хлоридами зависит не только от сроков его образования, но и от атмосферных и других внешних воздействий. Определение регионального происхождения излившейся крови основывается в основном на обнаружении каких-либо дополнительных включений. Так, клетки слизистой оболочки дыхательных путей в пятне крови указывают на кровотечение из органов дыхания, обнаружение в следах крови элементов кала свидетельствует о геморроидальном кровотечении из прямой кишки, железы внутренней оболочки матки говорят о менструальном происхождении крови. Если нет этих дополнительных признаков, определить происхождение крови практически невозможно.

Определение количества излившейся крови помогает ответить на ряд вопросов следствия, например, умер ли человек в том месте, где был обнаружен его труп, или труп был перенесен. Для этого имеется ряд методов, среди которых наиболее доступен способ, основанный на определении массы высохшей крови с последующим пересчетом на объем жидкости. Пределы ошибок этой и других подобных методик 15-20%. Если в высохшем пятне крови сохранились лейкоциты, можно определить пол человека, которому принадлежит кровь. В ядрах сегментоядерных лейкоцитов женщин имеются специфические образования — так называемый половой хроматин. У мужчин половой хроматин встречается очень редко. Выводы о половой принадлежности крови делают на основании подсчета лейкоцитов из пятна крови, содержащих половой хроматин.

Отличить кровь новорожденного от крови взрослого человека в пятне можно по различной устойчивости гемоглобина к действию щелочей — он более устойчив у новорожденного, что определяется с помощью микроспектрального анализа. При подозрении на отравление угарным газом кровь исследуют на карбоксигемоглобин, применяя спектральный анализ и химические реакции, в первую очередь пробы с танином и формалином.

Из выделений человеческого организма в качестве вещественных доказательств исследованию наиболее часто подвергаются пятна семенной жидкости, слюны, пота и мочи. В пятнах, где предполагается наличие таких выделений, сначала устанавливают характер выделения (сперма, моча и др.). Затем определяют групповые антигены системы АВО, что позволяет судить о возможности происхождения выделений от определенного лица.

Исследование спермы

Семенная жидкость обычно является вещественным доказательством при расследовании половых преступлений. Обнаружение этих пятен устанавливается по внешнему виду, а при затруднениях применяют исследование в ультрафиолетовых лучах: пятна семенной жидкости светятся голубовато-белым цветом (рис. 4).

Заключение судебно-медицинского эксперта о наличии спермы основывается на морфологическом исследовании. Из подозрительного на наличие спермы пятна вырезают ниточку или кусочек, разволакнивают и красят эритрозином, фуксином или другой краской. Затем препарат подвергают микроскопическому исследованию для обнаружения сперматозоидов. Если будет найден хотя бы один сперматозоид, это свидетельствует о семенном происхождении пятна. Чтобы облегчить нахождение сперматозоидов, их предлагали выделять из пятна путем предварительного размачивания материала пятна и последующего центрифугирования. Затем сперматозоиды ищут в центрифугате. Предлагалось исследование отпечатков, снятых с изучаемых пятен, окраска сперматозоидов флуоресцирующими красителями и др. В случаях азооспермии, когда установить присутствие спермы в пятне на основании обнаружения сперматозоидов нельзя, предлагались другие методы исследования, например, обнаружение фермента кислой фосфатазы, которая в большом количестве содержится в сперме, а также выявление холина и спермина.

Для установления семенного происхождения пятна предлагали применить эмиссионно-спектральное исследование и на основании обнаружения соответствующих микроэлементов судить о семенном происхождении пятна. Для определения происхождения пятна от спермы предлагалось также получение электрофореграммы, расположение и соотношение белков на которой отличают сперму, например, от сыворотки крови.

Рис. 4. Сперматозоиды человека

Если эксперт установил, что в пятне содержится сперма, он может произвести определение в ней антигенов изосерологической системы АВО. Следует иметь в виду, что группа крови мужчины совпадает с группой его спермы. Поэтому, если на вещественных доказательствах будет найдена сперма группы А, а мужчина, который подозревается в происхождении спермы, относится к группе В, то следует заключить, что этому мужчине исследуемая сперма принадлежать не могла. При суждении о возможности происхождения спермы от определенного лица следует иметь в виду еще одно явление — «выделительство». У большинства людей содержащиеся в крови антигены групп крови присутствуют и в выделениях (сперма, слюна, пот и др.). Эти люди относятся к категории «выделителей».

Однако встречаются лица, у которых присутствующие в их крови антигены отсутствуют или имеются в нс-значительном количестве в выделениях; такие лица относятся к категории «невыделителей». Поэтому для суждения о возможности происхождения выделения от определенного лица требуется установить и категорию выделительства, иначе можно прийти к неправильному выводу. Например, в крови у подозреваемого лица установлена группа крови А. В сперме на вещественных доказательствах также найден антиген А. На основании этих данных можно, казалось бы, предположить, что эта сперма могла произойти от этого человека. Однако такая возможность имеется только в том случае, если он относится к категории «выделителей». Если же будет установлено, что он относится к категории «невыделителей», такая возможность отсутствует, ибо у этого лица в выделениях отсутствует антиген А.

Для установления выделительства исследуют антигены системы АВО в слюне. Перед взятием слюны испытуемому предлагают прополоскать рот водой, а затем собирают слюну в пробирку. Собранную слюну центрифугируют и жидкую часть выливают на марлю. Марлю высушивают и направляют эксперту в качестве образца, в котором он и определяет антигены системы АВО. Кроме антигенов системы АВО, в пятнах спермы для установления возможности их происхождения от конкретного мужчины рекомендуется определять группы изофермента фосфоглюкомутазы. Варианты этого фермента одинаковы и в крови и в сперме.

Исследование слюны, пота и мочи

Исследование слюны наиболее часто производится на окурках папирос и сигарет, на конвертах, если они заклеивались путем нанесения слюны на слой клея клапана конверта. Слюна также может определяться на различных предметах, если имеется подозрение, что они были использованы в качестве кляпа.

Для установления присутствия слюны на том или другом предмете его исследуют в ультрафиолетовых лучах. Пятна слюны светятся беловатым цветом. Для доказательства присутствия слюны производят химическую реакцию на птиалин. Ее сущность сводится к тому, что вытяжка из пятна приводится во взаимодействие с крахмалом. Если присутствует птиалин, то он разрушает крахмал. Если же птиалина в вытяжке нет, крахмал остается неизмененным. Изменение крахмала определяется путем добавления раствора люголя. Неизмененный крахмал будет синеть от добавления этого реактива, а разрушенный не изменит своего цвета.

Кроме установления наличия слюны, что важно при исследовании конвертов и некоторых других объектов, эксперт может обнаружить в слюне групповые антигены и по этому судить о возможности происхождения слюны от определенного лица. Для установления групповых антигенов применяются те же методы, что и при исследовании крови, а суждение о возможности происхождения слюны от определенного лица производится с учетом явления «выделительства».

Исследование пота обычно производится на различных предметах одежды. Обнаружение пота и определение в нем групповых антигенов может способствовать следственным органам в установлении принадлежности исследуемой одежды конкретному субъекту либо может дать основание для суждения о том, что эту одежду кто-то носил. В некоторых случаях исследование пота может быть произведено на расческах, гребенках, обнаруженных на месте происшествия.

Для установления пота из подозрительных на его наличие участков вещественного доказательства вырезают кусочки, с которыми ставится химическая реакция на аминокислоту — серин. В поте серин содержится в большем количестве, чем в других выделениях человека. Если установлено присутствие серина, а следовательно и пота, в этом пятне можно обнаружить групповые антигены и отсюда судить о возможности происхождения пота от определенного лица. При решении этого вопроса также должно учитываться явление «выделительства».

Исследование мочи производится при обнаружении подозрительных по внешнему виду пятен; доказательство же наличия мочи осуществляется химической реакцией на креатинин, который находится в моче в сравнительно большом количестве. Моча содержит групповые антигены, которые могут быть установлены, и, следовательно, на основании этого может быть также решен вопрос о возможности происхождения мочи от определенного лица. При этом принимаются во внимание явления «выделительства».

Судебно-медицинская экспертиза волос

Исследование волос в качестве вещественных доказательств может производиться при убийствах, автодорожных происшествиях, кражах, половых преступлениях. При их исследовании могут быть разрешены многие вопросы.

Прежде всего эксперт должен установить, что представленные ему объекты действительно являются волосами. Затем решается вопрос, принадлежат ли эти волосы человеку или какому-либо животному. Если устанавливается, что волосы человеческие, необходимо установить, с какой части тела они происходят. Часто следственные органы интересует вопрос о сходстве волос, найденных на месте происшествия или снятых с предметов преступления либо с одежды какого-то лица, с волосами определенного человека. Нередко ставятся вопросы: не подвергались ли волосы какому-либо механическому воздействию, каким предметом и способом могли быть причинены повреждения, имеющиеся на волосах, нет ли на них следов термического воздействия, вырван волос или он выпал, оборван волос быстрым или медленным движением, подвергались ли волосы стрижке, завивке, окрашиванию, нет ли на волосах посторонних загрязнений, следов действия огнестрельного оружия и др.

Читайте также:  Одежда с рисунком эльза

Решение вопроса о том, являются ли присланные объекты волосами или волокнами, основано на их морфологическом исследовании. Поверхность волоса — кутикула — представляет собой черепицеобразно расположенные плоские клетки; корковый слой состоит из клеток веретенообразной формы и в середине волоса имеется сердцевина. Нахождение этих структурных элементов свидетельствует, что объект является волосом.

Однако в ряде случаев, когда трудно бывает разрешить вопрос о природе объекта, применяют некоторые специальные способы. Для этого исследуют кутикулу волос, т. е. тот рисунок, который образуют свободные концы клеток кутикулы. Поскольку при микроскопии волос обычно рассмотреть рисунок кутикулы не удается, готовят отпечаток волоса на эмульсионном слое фиксированной фотопленки. Если у исследуемого объекта обнаружен рисунок кутикулы, это свидетельствует, что он является волосом. Для решения этого вопроса изготовляют поперечные срезы исследуемого объекта. При этом определяют форму среза, наличие сердцевины, расположение пигмента. Кроме того, рекомендовано производить эмисснонно-спектральное исследование волос и на основании изучения элементного состава определять, является исследуемый объект волосом или нет.

Для решения вопроса, принадлежат ли волосы человеку или животному, применяют микроскопическое исследование. Волосы человека и животных различаются по своему строению. В большинстве случаев волосы человека содержат сердцевину в виде тонкого тяжа либо отдельных островков, причем она занимает незначительную часть толщины волоса. Основную массу волоса человека составляет корковое вещество. У животных основная масса волоса обычно состоит из широкой сердцевины с хорошо различаемым строением. Корковое вещество волос животных узкое, свободные края клеток кутикулы несколько отстоят друг от друга, что при микроскопии создает впечатление зубчатого края волоса. По особенностям рисунка кутикулы, который образуется свободными краями ее клеток, а также строения сердцевины можно отличить волосы одного животного от волос другого.

При установлении регионального происхождения волос человека используются данные об их длине, толщине, форме, а также форме поперечного среза. Например, поперечное сечение волос с головы чаще имеет округлую либо овальную форму, волосы усов, бороды- треугольную форму, а на лобке встречаются волосы, поперечное сечение которых имеет почкооб-разную форму.

Для решения вопроса о возможности происхождения волос от определенного субъекта производится сравнение волос, доставленных в качестве вещественых доказательств, и образцов волос, взятых у лиц, проходящих по делу. Поскольку сравнивать можно волосы только с одинаковых частей тела, сначала устанавливают региональное происхождение волос — вещественных доказательств, а затем берут образцы волос с соответствующих областей тела у лиц, проходящих по делу. Если волосы, доставленные в качестве вещественных доказательств, происходят с головы, то образцы волос берут в количестве 15-20 штук из 5 областей (лоб, темя, правая и левая височные области и затылок). Их срезают ножницами у корня и помещают в отдельные пакеты, на которых делают соответствующие надписи, например «Волосы с головы гр. Кадырова Н. И. лобная область». Затем все пакеты заворачивают в один общий пакет и на нем надписывают, кому эти волосы принадлежат, с какой части тела они взяты и кто брал образцы волос. Пакет, не повреждая его содержимое, прошивают нитками и концы их на отдельной бирке опечатывают печатью следователя.

При разрешении вопроса о возможности происхождения волос от определенного лица исследуются такие признаки, как их цвет, форма, длина, толщина, присутствие и характер сердцевины, особенности периферических и корневых концов, наличие пигмента, его цвет, характер расположения.

На основании этих исследований эксперт может прийти к выводу, что по ряду признаков волосы, присланные в качестве вещественных доказательств, и волосы, доставленные как образец, имеют сходство или, наоборот, различаются. Эксперт может говорить только о сходстве, а не о тождестве волос, так как изучаемые признаки волос могут отличаться в волосах с головы одного человека, если они взяты из разных ее участков, и с другой стороны волосы разных людей могут обнаруживать сходство, формулируя свое заключение, эксперт указывает, что волосы, доставленные как вещественное доказательство, обнаруживают сходство с волосами такого-то лица и, следовательно, могут происходить от него либо указывают на отсутствие такого сходства и, следовательно, невозможности происхождения этих волос от данного лица.

При решении вопроса о возможности происхождения волос от определенного лица может быть использовано их иммунологическое исследование. Так, определяют групповые антигены. системы АВО в волосах (в крови и волосах у людей присутствуют одни и те же антигены). Данные, полученные при исследовании волос, сопоставляют с группой крови лиц, проходящих по делу, и на основании этого судят о происхождении волос.

Для установления сходства волос также предлагались различные инструментальные методы их исследования. Так, рекомендованы исследование рефракции волос, коэффициента светопропускания, гравиметрических свойств, подсчет количества линий рисунка кутикулы на определенном протяжении волоса, измерение площади их поперечного сечения, изучение их сопротивления на разрыв, а также элементарного состава волос эмнссионно-спектральным анализом, макро- и микролюминесцентный анализ, изучение их в поляризованном свете, гистохимические методы, атомно-абсорбционный анализ, спектрофотометрия в инфракрасных лучах и др.

Волосы, подвергшиеся термическому воздействию, изменяют внешний вид, становятся белесоватыми; при микроскопии в них можно обнаружить пузырьки воздуха или обугливание. Если волос оборван быстрым движением, то его оборванный конец представляется совершенно ровным. Волос же, оборванный медленным движением, бывает со ступенеобразным концом. Волос, подвергшийся недавно стрижке, имеет относительно ровный конец и острые углы — края отделения волос; со временем эти острые углы шлифуются. Иногда возникает необходимость установить, подвергались ли волосы завивке, окрашиванию, или, наоборот, обесцвечиванию. Это определяется при микроскопическом исследовании волос. Так, например, на завитых волосах обнаруживается действие высокой температуры.

По результатам эмиссионно-спектрального исследования часто бывает можно установить не только то, что волосы окрашивались, но и какой краситель был применен. Такое исследование возможно на основании обнаружения в окрашенных волосах в большом количестве какого-то элемента, который либо отсутствует в неокрашенных волосах, либо содержится в незначительных количествах, но присутствует в большом количестве в краске, которой окрашены волосы. Прп подозрении на огнестрельное повреждение микроскопия волос позволяет найти признаки их опаления, наложения копоти, а также повреждения от действия порошинок.

В настоящее время выявлена возможность установления половой принадлежности волос, что может решаться несколькими методами. В клетках корня волоса исследуют половой хроматин и на основании его изучения может быть диагностирована принадлежность волоса определенному полу. Также для диагностики половой принадлежности волоса может быть использован химический состав волос. Волосы мужчин и женщин отличаются по количественному содержанию некоторых элементов. Химический состав волос определяется различными методами. Для этого рекомендуют прибегать к эмиссионно-спектральному исследованию и к спектрофотометрии в инфракрасных лучах.

Иногда следователю бывает важно установить, выпал волос или он вырван. Вырванные волосы могут свидетельствовать о происходившей борьбе, самообороне или каком-то насилии. Для выпавших волос характерно присутствие ороговевшей луковицы с ровными краями. Луковицы вырванного волоса состоят из жизнедеятельных клеток, нередко отсутствует часть луковицы, на корневой части волоса обычно имеются обрывки волосяного влагалища. Волосы могут иметь очень важное значение при расследовании самых разнообразных преступлений и судебно-медицинский эксперт, разрешая те или иные вопросы, может оказать существенную помощь при расследовании многих преступлений.

Кроме приведенных выше объектов (кровь, сперма, пот, слюна, моча, волосы), которые исследуются наиболее часто, судебно-медицинской экспертизе могут подвергаться и другие объекты биологического происхождения. Например, части тела (органов и тканей), которые могут быть найдены на предметах преступления или частях автомашины, причинившей травму человеку. В таких случаях устанавливается природа этих тканей, т. е. принадлежность их человеку или животному, устанавливается, какая это ткань или какой орган, а также определяются в них групповые антигены для решения вопроса о возможности их происхождения от определенного лица.

Кроме того, в делах о детоубийстве и криминальном аборте на вещественных доказательствах могут быть следы, образованные молоком или молозивом, лохиями. Исследованию могут также подвергаться сыровидная смазка и меконий. Поиски этих веществ необходимы в делах о детоубийстве, так как нахождение мекония или сыровидной смазки свидетельствует о происхождении их от новорожденного. Перечисленные объекты в большинстве случаев исследуются, когда возникает подозрение на детоубийство и необходимо установить, что женщина была беременна. Присутствие же на вещественных доказательствах пятен околоплодных вод, мекония и сыровидной смазки, характеризуя факт рождения младенца, может быть использовано при расследовании дел о детоубийстве.

Иногда могут подвергаться судебно-медицинскому исследованию выделения из носа, пятна слезной жидкости. В этих объектах определяют их природу, а также стремятся установить групповую характеристику для решения вопроса о возможности происхождения названных объектов от определенного лица. Изредка судебно-медицинскому эксперту приходится решать вопрос об образовании обнаруженных пятен каловыми или рвотными массами. Такое установление производится посредством осмотра и микроскопического исследования препаратов, сделанных из исследуемого пятна.

6. СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА В КОМПЛЕКСНОМ ИССЛЕДОВАНИИ ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Нередко при расследовании преступлений против личности, особенно с применением всевозможного оружия и орудий, а также преступлений против общественной безопасности и общественного порядка, сопровождавшихся различного рода травмами, проводятся криминалистические экспертизы, в которых необходимо участие судебно-медицинских экспертов. Их знания нужны в тех комплексных экспертизах, которые касаются человека, получившего смертельные или несмертельные ранения, возможно, причиненные представленными на экспертизу вещественными доказательствами.

Судебно-медицинская трассологическая экспертиза

Эксперт участвует в судебно-медицинской трассологической экспертизе, перед которой ставятся вопросы не только о наличии на теле освидетельствуемого или на трупе повреждений как таковых, но и вопросы о различных следах, механизмах и условиях их образования, свойствах орудия травмы и его отождествлении с представленным на экспертизу вещественным доказательством в той части экспертизы, которая требует специальных медицинских знаний.

Судебно-медицинская баллистическая экспертиза

При проведении судебно-медицинской баллистической экспертизы требуется установить факт поражения человека снарядом огнестрельного оружия; определить число повреждений и последовательность выстрелов, локализацию входных и выходных повреждений, направление раневых каналов, дистанцию выстрелов, положение тела потерпевшего в момент причинения огнестрельных повреждений. Кроме того, эксперт должен идентифицировать вид и особенности огнестрельного оружия и боеприпасов; установить возможность причинения повреждения через преграду или после рикошета снаряда, а также направление выстрела, механизм и условия возникновения повреждении тела и одежды при взрывной травме и др.

Судебно-медицинская идентификация личности

По особым приметам.Особыми приметами называют врожденные или приобретенные редко встречаемые признаки. К первым относят аномалии развития костной системы, особенно черепной и грудной клетки, конфигурацию и топографию частей лица (выступающий подбородок, цвет paдужки, форма носа и ушной раковины, родимые пятна, родинки).

Приобретенными особыми приметами могут быть татуировки, пигментации, травматические и послеоперационные рубцы, бородавки, последствия болезни и переломов, внутрикостные металлические штифты, аппарат, стимулирующий сердечную деятельность, деталлизация, особенности профессиональной деятельности.

По костным останкам. При экспертизе костных останков вначале следует решить вопрос о видовой принадлежности костей, затем определить, все ли они являются останками одного человека. По особенностям строения костей, и прежде всего черепа и таза, определяют пол. Например, мужской череп характеризуется выступанием надбровных дуг и надпереносья, массивностью сосцевидных отростков, выраженной бугристостью и шероховатостью мест прикрепления мышц, выраженным затылочным бугром, пологими теменными костями.

Лицевой череп мужчин развит больше, чем мозговой, лоб скошен, глазницы низкие, прямоугольной формы, с тупым верхним краем, нижняя челюсть крупная, восходящие ее ветви расположены вертикально, нижнечелюстные углы развернуты кнаружи.

Установление роста основано на зависимости соотношения размеров каждой части скелета с длиной тела. По ряду параметров трубчатых и других костей, изложенных в специальных таблицах, соотношению с общей длиной тела определяется рост человека. По состоянию швов различных костей черепа, изменению строения костей, выявляемых с помощью рентгенографии, по состоянию зубов определяют возраст. Первые синостозы образуются в 2-3 года и продолжают расти до 25-27 лет. Облитерация черепа начинается с 16 лет и продолжается до 55. Остеопороз, обызвествление костей, появление остеофитов, изменение балочной структуры костей начинается и заканчиваются в разное время в различных костях. Следует отметить, что возможности в зависимости от возраста ограничены. Наиболее точно можно установить детский и юношеский возраст, когда ошибка может не превышать 3 лет, при определении зрелого и старшего возраста ошибка находится в пределах 5-15 лет.

Далее решается вопрос, не принадлежат ли кости определенному лицу, пропавшему без вести. Используются комплекс сравнительных методов исследования, антигенные свойства, в последнее время генотипоскопический метод идентификации по ДНК. Метод основан на индивидуальном строении некоторых участков молекулы ДНК. Если костные останки извлечены из земли, определяется давность захоронения. Все эти вопросы решаются тем лучше, чем больше костей исследовано. Выводы делаются на основании комплекса полученных результатов. Далее определяются признаки повреждений, их характер и давность, прижизненно протекавшие болезни костей, другие индивидуальные особенности и, наконец, генотипоскопические данные, что и позволяет устанавливать тождество личности.

С использованием стоматологического статуса. Ценным объектом исследования из-за своей устойчивости к внешним воздействиям и хорошей выраженности индивидуальных признаков является зубной аппарат. Он четко отображает строение челюстей и форму зубов, расстояние между ними, дефекты и патологические изменения, особенности, связанные с лечением, протезированием, возрастом.

Все это используется при наличии стоматологической карты или фотографии лица с видимыми зубами. Недаром в ряде стран у людей, работающих в экстремальных условиях, наряду с дактилоскопической проводят стоматологическую регистрацию и в случае необходимости используют для опознания. Когда имеются фотография с открытыми передними зубами; рентгенограмма черепа, их сопоставляют с посмертно выполненными рентгенограммами в той же проекции. Можно производить сравнение прижизненных рентгенограмм повреждений костей лицевого черепа, зубов и их последствий. Учитываются также строение компактного и губчатого вещества, последствия или наличие болезней зубочелюстного аппарата, что носит индивидуальный характер.

Применяют изготовление слепков, фотографии с применением сопоставления, скольжения, наложения и репеража, метод увеличенной панорамной рентгенографии. Для обозначения особенностей строения зубного ряда и отдельных зубов при идентификации личности в настоящее время испрользуют одонтограммы, содержащие описание 160 поверхностей 32 зубов; расширенной одонтограммы, а также особенностей коронок 28 корней зубов верхней и 22 нижней челюсти и пломбированных каналов, что в сумме составляет 210 диагностических признаков (Г.А. Пашинян, Ф. Аюб).

Особое значение имеют следы-повреждения от зубов, которые в зависимости от механизма подразделяются на статические, возникающие вследствие сжимающего их действия, динамические и следы отделения. Их исследуют с помощью различных специально разработанных для этих целей методов, включая построение графического идентификационного алгоритма для исследования динамических зубов.

Геномная дактилоскопия. Это молекулярно-генетическое исследование — метод геномной дактилоскопии, который выявляет индивидуальные особенности клеточных ядер, в частности наследственного материала — ДНК (дезоксирибонуклеиновой кислоты). Открытый в 1985 г. англичанином Джефрисом, он позволяет визуализировать участки генома человека в виде графического набора полос наподобие коммерческого кода товаров. Эта система, учитывая число, интенсивность и расположение по вертикали полос, поддается количественному анализу. Достоинство метода в том, что он позволяет получать результат с исключительно малым количеством крови, но главное — это возможность делать вывод с почти 100%-ной точностью, чего в судебно-медицинской практике иными способами достичь невозможно.

Следует отметить, что эта дорогостоящая экспертиза проводится только после проведения судебно-биологической экспертизы на месте в региональном бюро СМЭ с объектами и образцами. В качестве объекта могут направляться высушенные следы крови на предмете-носителе (не смывы), высушенные частицы органов или тканей, тампоны с содержимым влагалища, волосы с луковицами. Образец крови на марле, сложенной в три слоя, с пятном метром в 5 см. Все объекты должны быть высушены и не иметь гнилостных изменений. Объектом исследования может быть любая ткань, в том числе и кость, которая долго противостоит гниению, причем в количествах, измеряемых миллиграммами, что в судебно-медицинской практике имеет большое значение.

В геномном отпечатке имеется примерно 50% особенностей от каждого родителя и нет ничего, что не присутствовало бы в коде генома родителей. Причем ДНК (дезоксирибонуклеиновая кислота) может быть из ядра клетки (хромосомной) или из самой клетки (ми-тохондриальной), которая имеет свой собственный геном. Установление того или другого ДНК позволяет определять тождество с большей уверенностью. Это дает возможность проводить сравнительные исследования с материалом родственников по линии отца или матери. Классический пример этого — установление тождества по родственным связям останков царской семьи, и в частности царя Николая II, его жены Александры Федоровны с образцами потомков семьи Романовых и английской королевы Виктории, внучкой которой была императрица, в комплексе с другими медико-криминалистическими исследованиями. Судебно-медицинские эксперты участвуют и в других экспертизах, например в микологических экспертизах, в экспертизах реконструкции событий.

Источник