Меню

Одежда коллаборация с художниками



Одежда коллаборация с художниками

Anya Hindmarch и Numen / For Use

Британка Аня Хиндмарч была первым дизайнером аксессуаров, ставшим проводить регулярные показы в рамках Лондонской недели моды. На неделе моды весна—лето 2019 Хиндмарч представила обновленную версию бестселлера своей одноименной марки — плетеные сумки Neeson. А чтобы привлечь внимание аудитории к технологии создания сумок, запустила проект The Weave Project («Проект «Плетение») и пригласила художников-концептуалистов Numen / For Use. В составе этого художественного коллектива — Свен Йонке, Кристоф Кацлер и Никола Раделкович. Они работают с промышленным дизайном под грифом For Use, а свои пространственные, концептуальные и сценографические проекты подписывают как Numen. Для Anya Hindmarch они реплицировали в лондонском Brewer Street Car Park свою иммерсивную инсталляцию The Tube. Эта огромная конструкция из соединяющихся на разной высоте синих плетеных тубусов состояла из 1100 квадратных метров сетей, 3000 метров веревок, заняла 120 метров и потребовала 6 дней на сборку. Инсталляция простояла в парке четыре дня, и за это время через нее пролезло более 2 тысяч зрителей.

Gucci, Чатсуорт-хаус и Рейчел Файнштейн

Алессандро Микеле продолжает укреплять связи Gucci с миром искусства. Проект Gucci Places, который объединил места, вдохновляющие дизайнера, был анонсирован еще в 2017 году. Чатсуорт-хаус, поместье герцогов Девонширских, стал первой локацией проекта. С 2019 года при содействии Gucci поместье будет периодически становиться резиденцией для современных художников, а их работы будут украшать Чатсуорт. Первая работа — скульптура Britannia авторства Рейчел Файнштейн — была представлена публике 24 июня этого года. «Британия» — это римская мифологическая фигура, которая символизирует Британские острова. Майоликовая скульптура сделана в традиционном для Файнштейн стиле — с отсылками к барокко и рококо, и вступает в диалог как с коллекцией современной керамики, собранной герцогами Девонширскими, так и с фантазийными интерьерами Чатсуорта. В поместье также представлена работа Файнштейн 2014 года — «Хижина в стиле рококо» (Rococo Hut), сделанная из окрашенного алюминия с нанесенными на него вычурными эскизами пасторального домика.

Rimowa и Алекс Исраэль

Алекс Исраэль живет в Лос-Анджелесе и использует в своей художественной практике наблюдения за миром шоу-бизнеса, селебрити и воплощенной в голливудском микрокосме американской мечте. Его работы — сама Калифорния: яркие цвета, безудержный оптимизм и, будем откровенны, слабо улавливаемая грань между иронией и клише. Для летней коллекции Rimowa Израэль буквально повторил свои работы Sky Backdrop и Untitled (Flat) — знаменитые чемоданы сияют градиентом калифорнийского неба от лазурно-голубого к персиково-коралловому. Как говорят модные журналисты, такой чемодан на ленте транспортера ни с каким другим не спутаешь. У Исраэля при этом дела идут очень неплохо — еще одну свою работу The Wave он продал марке Louis Vuitton для сумки Artycapucines (об этой коллекции ниже), а также создал дизайн флаконов лимитированной серии одеколонов. В этом году Rimowa также сделали коллаборацию с Даниэлем Аршамом, о котором мы уже писали выше.

Celine и Кристиан Марклей

Эди Слиман пришел со своим уставом в Celine и привел с собой для работы над дебютной коллекцией сезона весна—лето 2019 Кристиана Марклея — мультимедийного художника, чья работа The Clock принесла ему «Золотого льва» на Венецианской биеннале 2011 года. The Clock — это фильм длиной в сутки, синхронизированный с реальным временем, так как в каждом кадре есть часы, показывающие соответствующее время дня и вырезанные из того или иного художественного или телевизионного фильма. Марклей исследует точки соприкосновения кино, видео, звука, и в коллаборации с Celine использовал свою ономатопейную инсталляцию Surround Sounds («Окружающие звуки»). На предметах коллекции вышиты звукоподражания whizz, zoom, beep — Марклей взял эти звукопередачи из винтажных комиксов и проецировал в полной тишине на стены показывающей инсталляцию галереи. При переносе звукоподражаний на вещи Celine с помощью демикутюрных вышивок звуки, по словам Марклея, обретают жизнь и телесность, мы наблюдаем трансформацию звука в осязаемый объект, и у движений человеческого тела возникает своеобразный саундтрек.

Dior и Пенни Слингер

Мария-Грация Кьюри, недавно получившая орден Почетного легиона за, как шутят критики, майки We should all be feminists, пригласила для работы над кутюрным показом Dior осень—зима 2019 художницу Пенни Слингер. Она начала активную творческую карьеру в начале 1970-х, а сейчас работает на стыке медиумов и называет собственный стиль «феминистическим сюрреализмом». Часто выступая моделью для своих работ, Слингер создает полные мрачного эротического напряжения образы: невеста — свадебный торт с цветком на лобке, женщина с червями во рту, глаз, который держат женские губы. Кьюри впечатлилась работой Слингер под названием An Exorcism («Экзорцизм») — после болезненного расставания с партнером художница создала серию фотоколлажей, похожую на страшную сказку о заброшенном английском поместье. Английский дом, настоящая крепость мужчины-владельца, становится для Слингер возможностью достать из шкафов все скелеты, вписать себя в мрачные интерьеры в образе монашки, обнаженной, невинной девственницы, и подумать, почему ей так тяжело дается расставание с мужчиной. Для Кьюри художница обратилась к теме алхимии и добавила сюрреальности в интерьеры дома Dior, впустив в него буйную природу и словно обнажив женскую сущность этого храма моды. На главной лестнице выросло огромное дерево, подиум был подобен цветочному саду, а стены Слингер украсила фотографиями из своих путешествий с изображениями деревьев, скал и кристаллов — стихий огня, воздуха и земли. Из этого алхимического тигля в конце показа возникла невеста, одетая в золотой кукольный домик — копию бутика Dior, скрывающую в себе сильную и свободную женщину по версии Кьюри и Слингер.

Читайте также:  Как правильно хранить одежду гардероб

Louis Vuitton и шестеро художников

Если в цепкие лапы Бернара Арно попадают какая-то технология, звезда, парфюмер или художник, можно быть уверенными, что они пройдут все круги модного универсума LVMH и засветятся не в одном бренде. Для лимитированного выпуска сумок Artycapucines бренд Louis Vuitton пригласил шестерых современных художников. Среди них не только такие признанные величины, как Урс Фишер, но и молодые звезды, например, афроамериканка Тшабалала Селф. Селф работает с комплексом стереотипов, связанных с интерпретацией чернокожего женского тела в современной культуре. Художница смотрит на пересечение гендера, сексуальности и расы, пытается поймать тот миф, те коллективные фантазии, которые рождаются в этом единстве и проницают мир чернокожих женщин. Ее работы — это большие коллажи и инсталляции из пестрых тканей, ярких вывесок, крашеных трафаретов, в центре которых всегда возникает символическая фигура черной женщины — с большой грудью, разверстой вагиной, крутыми бедрами и копной непокорных волос. Для Louis Vuitton художница ограничилась своей техникой петчворка: она деконструировала на бирюзовом фоне сумки Capucines монограмму марки — ромб. Получилась веселая и совершенно неконфликтная работа, выпущенная лимитированным тиражом.

Источник

Самые важные коллаборации модных дизайнеров с художниками

От сен-лорановского платья по мотивам работ Пита Мондриана до сотрудничества Кима Джонса и Dior с художником Хадзимэ Сораямой

Можно ли считать моду одной из форм искусства? Этот вопрос регулярно вызывает бурную полемику между двумя противоположными лагерями. Одни без колебаний отвечают на него утвердительно, другие считают, что индустрия моды не имеет ничего общего с «высокой материей». Споры прекращаются лишь тогда, когда два мира объединяются. Вспомните коллекцию Ива Сен-Лорана осень-зима 1965, вошедшую в историю благодаря «мондриановским» платьям, или мужскую коллекцию Dior pre-fall 2019, cозданную Кимом Джонсом вместе с японским художником Хадзимэ Сораямой.

Платье Yves Saint Laurent, созданное по мотивам работ Пита Мондриана

Диалог между модой и миром искусства продолжается не один десяток лет. Художники, иллюстраторы, фотографы не раз работали в тандеме с дизайнерами, и их сотрудничество всегда строилось на взаимной творческой симпатии и уважении. Одна из ранних коллабораций — тандем Эльзы Скиапарелли и Сальвадора Дали, которые, ко всему прочему, были большими друзьями. Знаменитое вечернее платье с принтом в виде лобстера авторства Дали для модного Дома Schiaparelli — чем не пример успешного дуэта дизайнера и художника?

Уоллис Симпсон в платье, созданном Сальвадором Дали для модного Дома Schiaparelli. Vogue, 1937

В 1960-е с подачи Энди Уорхола связь моды и искусства стала еще более тесной. Его знакомство с Ивом Сен-Лораном вылилось во взаимовыгодное сотрудничество: Уорхол нарисовал несколько портретов дизайнера, а тот в свою очередь посвятил коллекцию Yves Saint Laurent осень-зима 1966 года поп-арту. С тех пор многие модельеры в своих работах ссылались на творческое наследие «отца» поп-культуры — от Джанни Версаче и Жан-Поля Готье до Рафа Симонса.

Наоми Кэмпбелл на показе Versace весна-лето 1991 в платье, созданном Джанни Версаче в коллаборации с Энди Уорхолом

Коллекция Dior осень-зима 2013, созданная по мотивам работ Энди Уорхола

Коллекция Calvin Klein весна-лето 2018, созданная по мотивам работ Энди Уорхола

Некоторые дизайнеры, например, Миучча Прада, Марк Джейкобс, Ким Джонс и все тот же Раф Симонс обращаются с предложениями о сотрудничестве к менее известным художникам. Так, мужская коллекция Prada осень-зима 2016 была создана совместно с французским арт-деятелем Кристофом Шеменом.

Коллекция Prada осень-зима 2016, созданная совместно с художником Кристофом Шеменом

Louis Vuitton пошли еще дальше — за последние несколько лет коллаборации с художниками стали частью ДНК бренда. Инициатором таких проектов был Марк Джейкобс, до 2013 года служивший креативным директором Дома. Именно он предложил Стивену Спраусу сделать обновленную граффити-версию монограммы Louis Vuitton для коллекции весна-лето 2001, а затем на протяжении 13 лет регулярно сотрудничал с Такаси Мураками. Сумка с разноцветной монограммой авторства художника была выпущена в 2003 году и мгновенно стала символом ранних «нулевых». Над коллекцией весна-лето 2008, вдохновленной медсестринской униформой, Джейкобс работал вместе с художником-провокатором Ричардом Принсом.

Нынешний креативный директор женской линии Louis Vuitton Николя Жескьер продолжил дело, начатое его предшественником, — в 2017 году марка представила коллекцию сумок Masters, созданную вместе с Джеффом Кунсом.

Читайте также:  Одежда для кота подушки басика

Коллаборация Louis Vuitton с Джеффом Кунсом, 2017

Известный ценитель современного искусства Ким Джонс, покинув должность креативного директора мужского подразделения Louis Vuitton и заняв аналогичный пост в Dior, продолжает внедрять любимые визуальные коды на новом месте работы. Для своей дебютной коллекции Джонс объединился с нью-йоркским художником Kaws, попросив его интерпретировать фирменный логотип дома в виде пчелы. Kaws приложил руку и к сет-дизайну показа — зал, в котором проходило шоу, украшала огромная фигура придуманного Брайаном Доннелли (настоящее имя художника) персонажа BFF, выполненная из живых цветов. Она же приняла участие в съемках мужской рекламной кампании Dior весна-лето 2019. А ключевым элементом прошедшего недавно в Токио показа мужской коллекции pre-fall 2019 стал 12-метровый робот, созданный Хадзимэ Сораямой. Японский художник также стал соавтором лимитированной линейки сумок.

Мужская коллекция Dior весна-лето 2019, созданная при участии Kaws

Мужская коллекция Dior pre-fall 2019, созданная при участии Хадзимэ Сораямы

Искусство всегда было мощным источником вдохновения для дизайнеров. Но когда они не просто используют референсы и отсылки к творчеству тех или иных художников, а сотрудничают с ними напрямую, эта связь выходит совершенно на другой уровень. И если кто-то скажет, что мода — это не искусство, у нас найдется не один десяток доказательств обратного.

Источник

Как работы художников появляются на одежде и почему ее стоит купить

С чего все началось

Дуэт арт + фэшн сложился еще в 1930-х годах. Тогда сюрреалист от мира моды Эльза Скиапарелли познакомилась с сюрреалистом от мира искусства Сальвадором Дали. Художник подсказал дизайнеру идею сумки-телефона, шляпки-туфли и жакета с ручками, как у выдвижного ящика. Однако главным совместным произведением двух маэстро стало платье из органзы с изображением лобстера, которое для фотосессии журнала Vogue надела жена бывшего короля Великобритании Эдуарда VIII Уоллис Симпсон. Спустя почти 80 лет платье было переиздано: оно появилось в коллекции Schiaparelli сезона весна-лето 2017 вместе с другими осовремененными хитами французского дизайнера.

В те же годы сотрудница модного дома Hermès Лола Прусак заинтересовалась работами нидерландского абстракциониста Пита Мондриана. Его знаменитая цветная решетка, которая легла в основу художественного направления неопластицизм, украсила сумки и чемоданы французской марки. В 1965 году к творчеству художника обратился еще один дизайнер — Ив Сен-Лоран. Он представил шесть платьев с декором в виде крупных цветных блоков, которые цитировали картины Мондриана и были соединены между собой незаметными швами вручную, по принципу мозаики. Мировой успех платья обрели после появления на обложке французского Vogue: критики называли коллекцию новаторской, а самого Сен-Лорана — гениальным. «Если вам надоест их носить, вы в любой момент можете повесить их на стену», — писала Джейн Тамарин, обозревательница New York Herald Tribune. Считается, что вместе с популярностью платьев «Мондриан» росла и востребованность картин художника. Ив Сен-Лоран за счет коллекции значительно расширил и омолодил аудиторию одноименного бренда.

Позже связь моды с искусством стала еще более тесной: Ив Сен-Лоран познакомился с Энди Уорхолом, который написал его портрет. В ответ на это дизайнер посвятил коллекцию сезона осень-зима 1966 поп-арту. В последующие годы отсылки к творчеству художника также делали Рой Хальстон, Жан-Поль Готье, Раф Симонс и Джанни Версаче. Последний, например, представил платье с красочными искаженными портретами Джеймса Дина и Мэрилин Монро, в котором попеременно выходили Наоми Кэмпбелл и Линда Евангелиста. В коллекции Versace 2017 года работы Уорхола появились вновь: уже на леггинсах, комбинезонах, рубашках и ботфортах.

«Многие художники боятся моды. Потому что они думают, что это разрушит их имидж. Я люблю тех, кто не боится. Стерлинг — идеальный пример», — рассказывал в интервью Vanity Fair Раф Симонс, который работал с Фондом Энди Уорхола и художником Стерлингом Руби. Коллаборация Симонса и Руби — отличный пример того, как представители мира моды и искусства способствовали популярности друг друга. Они сотрудничают уже больше десяти лет: Руби спроектировал бутик Raf Simons в Токио, сделал принты для дебютной коллекции Симонса в Dior, оформил пространство Calvin Klein в Нью-Йорке (бельгийский дизайнер возглавлял бренд с 2016 по 2018 годы). Кроме того, они выпустили совместную коллекцию одежды под брендом Raf Simons / Sterling Ruby, что в дальнейшем привело к созданию художником собственной марки S.R. Studio. LA. CA. Показ ее дебютной коллекции состоялся не где-нибудь, а сразу на Pitti Uomo.

Расцвет арт + фэшн

Едва ли не все модные дома стали стремиться к коллаборациям с художниками, поняв их преимущества. А это, среди прочего, обмен аудиторией, наращивание ассоциативного ряда и закрепление репутации дизайнера в качестве куратора. В 2017 году Louis Vuitton выпустил громкую совместную коллекцию с Джеффом Кунсом, ставшую беспрецедентной не только потому, что Кунс — один из самых дорогих художников современности, но и потому, что на сумки, платки и кошельки были нанесены репродукции полотен Ван Гога, Тициана, Рубенса и Да Винчи. Коллаборация была настолько успешной, что через полгода было решено ее повторить: тогда на аксессуарах появились работы Моне, Мане, Тернера, Буше и Гогена.

Читайте также:  Yoox одежда для беременных

В 2019 году на откуп художникам была отдана сумка Louis Vuitton Capucines. Сэм Фоллс, который делает абстрактные композиции, используя в качестве трафаретов листья, ветки и цветы, украсил аксессуар флорестическим принтом, Урс Фишер — автор восковой скульптуры Дарьи Жуковой в натуральную величину — дополнил сумку подвесками в виде фруктов, а Николас Хлобо, который создает произведения искусства из смеси резины, дерева и кожи, вышил на модели замысловатые узоры. В свою очередь, Йонас Вуд представил авторскую технику цифровой печати и трехмерной вышивки, Чабалала Селф соединила в одной сумке 12 видов кожи, а Алекс Израэль, с которым у Louis Vuitton впоследствии вышла капсульная коллекция текстиля, поместил внутрь Capucines имитацию акульих плавников. Купить работы можно было только по предзаказу и по цене 550 тыс. руб. В этом плане сравнение сумок с арт-объектами не просто фигура речи.

По такому же принципу с художниками сотрудничает Dior: в декабре 2019 года у модного дома вышла четвертая серия проекта Dior Lady Art, в рамках которой иконическую сумку переосмыслили в том числе Жоана Вашконселуш, Ван Гуанъи, Микалейн Томас, Ати-Патра Руга, Ракиб Шоу и Цзя Ли. Бренд старается привлечь к коллаборации представителей разных стран, поколений и направлений: так, модели Lady Dior выполнены в техниках пэчворк, наслоения и коллажа, с использованием перьев, ракушек и бисера.

Сумка — самый популярный, но далеко не единственный результат сотрудничества дизайнеров с художниками. Креативный директор мужской линии Dior Ким Джонс, который ежесезонно работает с сильными мира искусства, показывает, что конечным продуктом могут быть как высокохудожественные предметы (например, рубашка с вышивкой портрета Моны Лизы от Раймонда Петтибона, на которую было потрачено 1600 часов ручного труда), так и базовые вещи (футболка с символикой бренда — пчелкой, интерпретированной художником Kaws).

У Дриса ван Нотена это плащи из ПВХ и рубашки с короткими рукавами, принты для которых были взяты из фонда датского архитектора Вернера Пантона, у Пьерпаоло Пиччоли — платья-рубашки и плиссированные юбки с рисунками по мотивам работ Анри Руссо, а у Марка Джейкобса — свитеры с надписью «Я ненавижу искусство», созданной британским иллюстратором Магдой Арчер. Интересно, что широкая известность к Арчер пришла именно после сотрудничества с Джейкобсом, а точнее, после того, как в их совместном продукте — свитере с предупреждением «Держитесь подальше от токсичных людей» — на шоу Эллен Дедженерес пришел Гарри Стайлс, музыкант, актер и блогер с 30 млн подписчиков.

В какие коллаборации вкладываться

В коллекциях сезона осень-зима 2020/21 открытие имен, ранее знакомых только узкому кругу ценителей искусства, продолжилось. Креативный директор Acne Studios Йонни Йоханссон обратил внимание на 18-летнего художника Робби Баррата, который рисует обнаженных людей при помощи нейросети. Работы американца, напоминающие полотна Рубенса и Караваджо, стали принтами, например, на кожаных мужских плащах. В свою очередь, Наташа Рамсей-Леви из Chloé познакомила нас одновременно с двумя арт-деятельницами: тотемные скульптуры Марион Вербум стали частью сет-дизайна шоу, а рисунки Риты Акерманн дополнили клетчатые куртки, платья-рубашки и сумки-хобо.

Тенденция сохранилась и в коллекциях сезона весна-лето 2020/21: Ким Джонс привлек к сотрудничеству художника из Ганы Амоако Боафо, который рисует портреты пальцами, креативный директор Berluti Крис ван Аш вдохновился скульптурой Брайна Рошфора, который разбивает, а затем склеивает сосуды, а Джонатан Андерсон предложил каталонцу Полу Англаду сделать маски для лукбука и принты для кардиганов JW Anderson. Дизайнер работает с художником уже не в первый раз: в 2019 году в магазине его марки появилась картина Англада с изображением двух обнаженных целующихся мужчин, приуроченная к месяцу ЛГБТ-прайдов.

Джоанатан Андерсон использует работы не только молодых, но и уже статусных художников. Так, весенне-летняя коллекция бренда Loewe, в которой он занимает должность арт-директора, исследует жизнь и творчество Пола Кадмуса, который также открыто высказывался на тему ЛГБТ. На свитер свободного кроя нанесена работа 1946 года «Изобретатель», прообразом главного героя которой стал то ли партнер Кадмуса Джордж Тукер, то ли его друг фотограф Джордж Платт Лайнс. Кутюрное воплощение картины можно будет купить только в 2021 году, в то время как футболка JW Anderson с граффити Дэвида Войнаровича «Горящий дом» уже поступила в продажу. Отдавая дань художнику — активисту борьбе со СПИДом, Джонатан Андерсон направляет средства с продажи этих вещей в фонд Visual AIDS, поддерживающий арт-деятелей с ВИЧ-положительным статусом.

Источник