Меню

Почему люди покупают только дорогую одежду



Почему люди покупают дорогие вещи?

Не раз обращала внимание на то, что некоторые мои знакомые берут кредиты на год и более, чтобы купить, что-то очень дорогое, то без чего можно обойтись или купить по проще. Это всегда вызывало у меня резонный вопрос: на фига тебе телефон за 80 000р, когда у тебя заработная плата 15 000р в месяц?

Зачем залезать в долги ради дорогой игрушки, если можно купить телефон по проще. Но тяга к роскоши слишком сильна и ты пойдешь, и купишь «игрушку» за 80 000р, чтобы все видели, что ты можешь себе ее позволить. И пусть за твоими плечами ни один кредит, но об этом будут знать только ты и твои кредиторы.

Так почему мы это делаем?

Наши покупки уже давно вышли за рамки необходимости, теперь они стали своего рода соревнованием. Для некоторых это проявляется в том, чтобы купить вещь с как можно большей скидкой, а для некоторых как можно более дорогой.. У меня вещь дороже, значит я лучше.

Да, все знают, что дорогие вещи качественнее, но давайте посмотрим правде в глаза, мы оправдываемся качеством. Нас интересует эксклюзивность, мы хотим за счет товара стать особенными.

Мы себя так мастерски обманываем, что даже наш мозг считает продукт, который стоил дороже аналога более вкусным, это доказано научно, путем МРТ головного мозга.

Был проведен эксперимент: людям давали пустышку в качестве болеутоляющего. Стоимость одной была 2 бакса, стоимость второй всего 10 центов. Люди говорили, что таблетка за 2 бакса помогает им лучше.

Демонстрация успеха — повышение самооценки — создание иллюзии, что все отлично. Вы замечали, что люди с меньшим доходом больше тратят? Уверенный в себе человек не стремится произвести на окружающих впечатление, ему не нужно обвешивать себя с ног до головы брендами, он самодостаточен.

Я не пытаюсь сказать, что уверенным можно почувствовать себя только располагая внушительным банковским счетом, вовсе нет. Я хочу сказать, что роскошь может дать только иллюзию счастья, а если и она сама иллюзия, то и кого вы хотите обмануть? Дорогой телефон, купленный в кредит не сделает вас успешным человеком.

Выделиться из толпы можно незаметностью, мы живем в век изобилия, сейчас уже никого ни чем не удивишь, не вызовешь зависть. И честно говоря, большинству все равно как у тебя дела.

Но мы все равно падки на роскошь, так как уверены, что так станем счастливее и в этом уверен наш мозг. Я же считаю, что куда значимее впечатления, а не вещи. Ну а если потребность покупать непреодолима, то начните делать подарки другим и получите больше удовольствия, чем от владения вещью. В конце-то концов это же всего лишь хлам, только дорогой.

Если вам понравилась статья: подписывайтесь на мой канал и ставьте лайк!

Источник

Психология роскоши: Почему люди покупают дорогие вещи

«В целом потребление — это социальное соревнование. С его помощью мы возвышаемся над окружающими. Если моя бутылка вина дороже вашей, значит и я сам лучше вас».

Если бы у вас были лишние 10 тыс. долларов, вы бы потратили их на наушники или что-то подобное?

Это не шутка. Наушники за такие деньги действительно существуют, например, Orpheus Sennheiser или Onkyo Diamond. Вопрос в том, действительно ли качество их звука в десять раз лучше, чем у аналога за тысячу долларов?

Считается, что более дорогой товар подразумевает лучшее качество, эксклюзивность, изготовление на заказ или какие-то дополнительные бонусы. Но всегда ли дорогие вещи действительно оказываются лучше, и что заставляет людей расставаться с со своими деньгами?

Исследования нашего восприятия стоимости товаров показывают, что мы склонны связывать цену и ценность продукта, и порой оцениваем дорогостоящие вещи как более качественные или более эффективные, даже если на самом деле они ничем не отличаются от дешевых аналогов.

Одно из исследований, проведенных учеными из Калифорнийского технологического института и Стэнфордского университета, доказало, что люди не просто лучше оценивают вкус вина, если им сообщают о его высокой стоимости, — более того, если сделать им в это время МРТ мозга, оно покажет, что они действительно получают большее удовольствие, когда пьют более дорогой, по их мнению, напиток.

В другом исследовании, где изучалось использование плацебо в качестве болеутоляющего, участники, принимавшие, как они считали, обезболивающее за $2,5 за таблетку, чувствовали большее облегчение, чем другие, которым сказали, что таблетка стоит всего 10 центов.

Поиск самого лучшего

Ну хорошо, это эксперименты, а как цена влияет на наше решение о покупке в реальной жизни? Предположим, что есть товар и его аналог в два раза дороже — правда ли покупатели считают, что последний будет в два раза лучше?

Майкл Нортон, психолог и профессор делового администрирования в Гарвардской школе бизнеса, отвечает на этот вопрос утвердительно, по крайней мере если

говорить о впечатлениях потребителя. Его исследования показывают, что мы настроены на поиск самого лучшего, так называемых пиковых впечатлений.

Нортон замечает, что ресторан, блюдо или фильм, который все оценивают одинаково — на тройку, это безопасный вариант, в то время как если мы видим разброс в оценках от единицы до пятерки, мы можем ожидать чего угодно. По его словам, «любопытно, что люди склонны рисковать и выбирать вариант с единицами и пятерками, поскольку им хочется получить наилучший опыт — даже рискуя наткнуться на плохой вариант».

Нортон говорит, что этим же механизмом можно объяснить покупку очень дорогих товаров или услуг: «Повышение удовольствия с повышением качества даже сопровождается дополнительным импульсом, и, возможно, выпить бутылку виски стоимостью 10 тыс. долларов будет в два раза приятнее, чем такую же бутылку за 5 тыс., поскольку это экстремальный, пиковый опыт».

Многие из нас ищут уникальные возможности для отдыха, даже если это не самые приятные варианты, просто чтобы «пополнить коллекцию впечатлений». Анат Кейнан и Ран Киветц пишут: «Собирая незабываемые впечатления, потребители получают удовлетворение, субъективно продвигаются вперед и повышают самооценку».

Джошуа Карту — гонщик-любитель, предприниматель и страстный коллекционер Ferrari. Он говорит, что он собирает машины не только из любви к ним, но и потому, что это пропуск как на различные мероприятия, так и в определенный круг общества.

Читайте также:  Одежда западной европы 17 века 5 класс нарисовать

Он говорит: «Ощущение счастья от накопления материальных ценностей мимолетно, и с каждым разом получаемое вознаграждение все меньше. Другое дело, что, покупая Ferrari, я попадаю в общество таких же утонченных ценителей марки, как я сам».

Карту говорит, что одно из самых сильных впечатлений в его жизни — полет на истребителе МиГ в в России: «Мы были в два раза выше, чем летают пассажирские самолеты. Звезды в небе среди бела дня и изгибающийся горизонт — невероятные ощущения».

Большинство из нас не могут позволить себе полет на истребителе или гонки на Ferrari, но исследователи предполагают, что желание собрать «коллекцию ощущений» может объяснять и тягу к более скромным развлечениям, вроде ночевки в ледяном отеле или мороженого с ароматом бекона.

Демонстративное потребление

Некоторые люди тратят большие деньги, чтобы продемонстрировать свой успех. Карту говорит: «Возможно, вам захочется показать окружающим, что вы всего добились. Мне это было важно, потому что я из небогатой семьи, и мне было необходимо показать всем, что теперь я на одном уровне с ними. Правда потом, после некоторой рефлексии, необходимость производить впечатление отпала».

Экономическая теория гласит, что спрос на большинство товаров увеличивается по мере падения цены. Кроме того, есть так называемые «товары Веблена», спрос на которые растет вместе с ценой, поскольку в них ценится исключительность.

Нортон говорит: «В целом потребление — это социальное соревнование. С его помощью мы возвышаемся над окружающими. Если моя бутылка вина дороже вашей, значит и я сам лучше вас». При этом он добавляет, что люди могут подчеркивать свой высокий статус либо выделяясь среди окружающих, либо, наоборот, стараясь быть незаметными.

Элизабет Каррид-Халкетт, профессор Университета Южной Калифорнии и автор книги «Сумма маленьких вещей. Амбициозный класс», говорит, что состоятельные американцы покупают все менее заметные предметы роскоши — место дизайнерских сумочек занимают органические продукты.

Она говорит: «Сегодня материальные блага в меньшей степени маркируют социальное положение. Мы живем в эпоху изобилия, а значит, вещи уже не так редки и притягательны, как прежде. Чтобы оправдать стоимость товара, нужна какая-то история или какой-то сопутствующий ему статус».

Счастье за чужой счет

В итоге все просто: люди падки на предметы роскоши, поскольку считают, что те сделают их счастливыми. Нортон, один из авторов книги «Счастливые деньги. Наука покупки счастья», говорит, что удовольствие, получаемое в обмен на деньги, гораздо больше зависит от того, как вы их потратили, чем от того, сколько их ушло.

Он говорит, что трата денег на вещи со временем перестает радовать, и предлагает тратить средства на тот или иной опыт: «Большинство из нас, похоже, с трудом способны стать счастливыми, покупая вещи».

Впрочем, есть один способ — исследования Нортона доказывают, что мы становимся счастливее, отдавая блага другим:

«Дело не в том, что покупка вещей нас не радует — конечно, радует, мы потому их и покупаем. Проблема в том, что в долгосрочной перспективе счастливее мы от этого не становимся. Совсем другое дело, когда мы их отдаем».

Источник

«Хороший понт дороже денег», или Зачем мы покупаем статусные вещи

20 июля 2020 3 361

Разбираемся, почему гонка за брендами и дорогими вещами стала национальным спортом. И что на самом деле заставляет нас пускать пыль в глаза окружающим.

Начнем с того, что в желании обладать чем-то хорошим и качественным нет ничего предосудительного. Людям действительно важно окружать себя вещами, которые работают исправно и выглядят эстетично. Вместе с тем модель капитализма заставляет нас покупать вещи, которые не только удовлетворяют наши потребительские желания, но и служат маркерами статуса.

Именно статус, а не богатство как таковое, демонстрируют те или марки одежды, аксессуаров и автомобилей. Социологи сходятся во мнении, что многие путают эти два понятия. Универсальное определение богатства включает в себя изобилие у человека или общества материальных и нематериальных ценностей, таких как деньги, средства производства, недвижимость или личное имущество. Иными словами богатство, это то, что на самом деле творится в вашем кошельке.

А статус — это социальное положение, занимаемое социальным индивидом или социальной группой в обществе. То есть статус определяет наше место и вес в социальной иерархии. Закономерностью, сточки зрения законов развития общества, является баланс этих двух понятий.

При этом статусность человека, его авторитет не всегда коррелируют с его финансовым положением. Вес в обществе может иметь ученый, врач, путешественник и любой другой профессионал своего дела. Но нередко маркером могущества выступают именно деньги.

В своей книге «Биология добра и зла» профессор Роберт Сапольски рассуждает о том, что экономическая иерархия ценностей — это по сути суррогат, который идет корнями в генетику. Это утрированный способ разделения на свой/чужой. В обществе таких же, как они, люди чувствуют безопасность и принятие. А престиж с его брендами, властью и статусностью — маркеры группы. Именно за эти маркеры сегодня и разворачивается настоящая охота.

Понты V.S Богатство

Стремление заполучить влияние и вес в обществе закономерно для любого индивида. Антропологи говорят, что иерархическая структура и распределение ролей в группах на протяжении всей эволюции позволяло видам выживать. Именно потому, что каждый знал свое место и имел определенные отличительные признаки. Так, вожаки стаи обычно всегда — самые сильные, быстрые и ловкие. И, например, идя на охоту, они берут с собой особей — под стать себе, которые способны загнать добычу и не быть съеденными.

Источник

Почему брендовые вещи стоят дорого?

Масс-маркет давно научился следовать трендам, копировать сложный дизайн, а иногда – даже выпускать вещи вполне пристойного качества. Так почему то же самое платье или худи, но с «правильной» биркой, стоит в 5, а то и в 25 раз дороже? OSKELLY рассказывает, из чего складывается стоимость вещей от люксовых брендов.

Психология

Самый простой ответ на вопрос «Почему это стоит так дорого?» звучит так: «Потому что люди готовы платить эти деньги». Эту особенность человеческой психологии еще в 1899 году отметил Торстейн Веблен в своей книге «Теория праздного класса».
Если коротко, то люди покупают не столько вещи, сколько определенный социальный статус. И чтобы одежда или обувь воспринималась как статусная, ей не обязательно быть самой лучшей. Достаточно быть узнаваемо дорогой – иметь логотип или другую примету, которая ассоциируется с высокой стоимостью.

Читайте также:  Как сделать мерки для одежды ребенка

Идея показного потребления позволила таким простым вещам, как джинсы, взлететь в цене несколько раз из-за наличия нужной бирки.

Очередной скачок цен на люкс на 40-70% произошел в нулевые, когда премиальные бренды и масс-маркет использовали одни и те же дешевые ткани вроде полиэстера. Люксовые марки должны были отличаться если не качеством, то хотя бы ценой.

Экономика

Но если вы думаете, что наценка «за бренд» возникает буквально из воздуха, то вы ошибаетесь. Как минимум потому что структура расходов у люксовых марок гораздо более сложная, чем у массовых.

Во-первых, это серьезные затраты на маркетинг. Чтобы сохранять свое имя, которое ассоциируется с роскошью, бренд должен тратиться на рекламные площади в лучших глянцевых изданиях, контракты с селебрити, съемки лукбуков и режиссуру видеороликов.
Только на участие в Неделе моды нужно потратить не меньше 150 тысяч долларов, а ведь это не единственное имиджевое мероприятие.

Во-вторых, это высокая магазинная наценка. Дизайнер аксессуаров Ann Demeulemeester и экс-сотрудница Proenza Schouler Елизавета Буйнова рассказала в своем телеграм-канале @shoes&drinks , что цена в ритейле в 2,7 раза выше оптовой. Это справедливо как минимум для хайповых брендов вроде Vetements.

И это вполне объяснимо, ведь в цену входит аренда дорогих площадей для бутиков и корнеров, а также зарплата сотрудникам, которая по определению не может быть такой же, как в масс-маркете.

В-третьих, сами расходы на производство у люксовых брендов гораздо выше, ведь предметы одежды и аксессуары шьются небольшими партиями. В то же время масс-маркет может сократить производственные издержки благодаря высоким тиражам, автоматизированным операциям и более дешевой рабочей силе.

Наконец, в-четвертых, многие люксовые марки действительно используют материалы более высокого качества. К примеру, у Loro Piana вы найдете вещи не просто из кашемира, а из подшерстка молочных козлят редкой монгольской породы гиркус. Все эти сложности для того, чтобы вещь была более мягкой и легкой.

География

В российских реалиях и без того не дешевые вещи становятся еще дороже. И дело не только в обвале рубля.

Даже если вести счет в евро или долларах, около 40% добавятся к закупочной цене из-за самого факта пересечения границы – благодаря таможенной пошлине и НДС. Транспортные расходы на территории нашей страны также влияют на конечную стоимость.

Когда российские ритейлеры устанавливают «миланские цены», они идут на серьезную жертву. И все ради того, чтобы привлечь тот сегмент покупателей, который раньше предпочитал отовариваться за границей.

Правда, стоить сказать, что Россия еще не в самом худшем положении. К примеру, пару лет назад в Китае цены на люксовые сумки и другие товары премиальных брендов могли быть выше европейских почти в два раза.

Разумеется, самим брендам не выгодна ситуация, когда в отдельных странах их бутики выполняют роль витрин, а все покупки осуществляются в путешествиях, интернет-магазинах или на ресейл-площадках.

Ряд марок (к примеру, Chanel) уже предпринял шаги к тому, чтобы колебания цен на их продукцию в разных странах не превышали 10%. Но это не значит, что из-за унификации все цены на люкс для российских покупателей станут ниже.

В таких условиях приобретать вещи премиальных брендов по доступным ценам можно только одним путем – на ресейл-площадках, таких как OSKELLY.

Источник

«Хороший понт дороже денег», или Зачем мы покупаем статусные вещи

Разбираемся, почему гонка за брендами и дорогими вещами стала национальным спортом. И что на самом деле заставляет нас пускать пыль в глаза окружающим.

Начнем с того, что в желании обладать чем-то хорошим и качественным нет ничего предосудительного. Людям действительно важно окружать себя вещами, которые работают исправно и выглядят эстетично. Вместе с тем модель капитализма заставляет нас покупать вещи, которые не только удовлетворяют наши потребительские желания, но и служат маркерами статуса.

Именно статус, а не богатство как таковое, демонстрируют те или марки одежды, аксессуаров и автомобилей. Социологи сходятся во мнении, что многие путают эти два понятия. Универсальное определение богатства включает в себя изобилие у человека или общества материальных и нематериальных ценностей, таких как деньги, средства производства, недвижимость или личное имущество. Иными словами богатство, это то, что на самом деле творится в вашем кошельке.

А статус — это социальное положение, занимаемое социальным индивидом или социальной группой в обществе. То есть статус определяет наше место и вес в социальной иерархии. Закономерностью, сточки зрения законов развития общества, является баланс этих двух понятий.

При этом статусность человека, его авторитет не всегда коррелируют с его финансовым положением. Вес в обществе может иметь ученый, врач, путешественник и любой другой профессионал своего дела. Но нередко маркером могущества выступают именно деньги.

В своей книге «Биология добра и зла» профессор Роберт Сапольски рассуждает о том, что экономическая иерархия ценностей — это по сути суррогат, который идет корнями в генетику. Это утрированный способ разделения на свой/чужой. В обществе таких же, как они, люди чувствуют безопасность и принятие. А престиж с его брендами, властью и статусностью — маркеры группы. Именно за эти маркеры сегодня и разворачивается настоящая охота.

Понты V.S Богатство

Стремление заполучить влияние и вес в обществе закономерно для любого индивида. Антропологи говорят, что иерархическая структура и распределение ролей в группах на протяжении всей эволюции позволяло видам выживать. Именно потому, что каждый знал свое место и имел определенные отличительные признаки. Так, вожаки стаи обычно всегда — самые сильные, быстрые и ловкие. И, например, идя на охоту, они берут с собой особей — под стать себе, которые способны загнать добычу и не быть съеденными.

Читайте также:  Вязаная одежда свитер для собаки

Если говорить о человеке, то во многих культурах долгое время действовало понятие кастовости — расслоения населения. В Индии, например было четыре основных касты — брахманы, кшатрии, вайшьи и шудры. И последние две никогда не были вхожи в первые две. Смешение каст — не допускалось по религиозным соображениям. Он передавались по наследству и положение в обществе нельзя было купить ни за какие деньги.

Чего не скажешь о 21 веке. Сегодня люди готовы отдать последние деньги и даже влезть в кредиты, лишь бы купить статус в глазах остальных. Иными словами — пустить пыль в глаза окружающим, пряча безденежье и даже долги за статусными вещами. Или как привык называть народ — понтами.

Отчасти такое поведение соответствует тезису, который любят эксплуатировать тренеры личностного роста «Fake it ’til you make it». Это выражение означает имитацию уверенности с расчётом на то, что в случае успеха уверенность станет подлинной. Идея в том, чтобы почувствовать себя в шкуре богача, а потом приложить усилия, чтобы стать им на самом деле. Только вот у многих, все заканчивается на первом пункте.

Вместе с тем часто богатые люди, по словам экономиста, предпринимателя и бизнес-коуча Дмитрия Богданова , редко искренне заинтересованы в показушности. Они могут покупать дорогие вещи, тестировать и точно также легко отказываться от них. Если например тот или иной бренд, марка авто или сорт вина не подошли им по качеству или предпочтениям.

Исторический контекст

Сегодня страны постсоветского пространства образуют крупнейший рынок потребления предметов роскоши. И совсем не потому, что например только в РФ количество долларовых миллиардеров перевалило за сотню. Историки и социологи связывают нашу любовь к роскоши резким переходом от социализма к капитализму.

Несмотря на все манифесты партии, культуру потребления роскоши фактически заложила советская номенклатура. В то время пока абсолютное большинство боролось с дефицитом, ограниченная группа людей, связанных с компартией, получала доступ к товарам роскоши. Это меньшинство носило дорогие шубы, украшения и водило статусные машины.

В 1991 году, когда рухнул Советский Союз, произошел дикий переход к рыночным отношениям и неравенству в доходах. После многих лет дефицита богатые и ультра богатые, вышедшие из приватизационного хаоса, потратили огромные средства на роскошь, чтобы отличаться от других. Страна, где скромность была национальной добродетелью, превратилась в родину понтов и показухи.

И сегодня, учитывая то, что мы связаны с прежним режимом через родителей, которые там росли и передавали нам определенные ценности, от кое-каких убеждений и встроек насчет успешности и ее проявления избавиться крайне сложно.

Машина побольше, забор повыше и бриллианты покрупнее — вот минимальный набор убеждений касательно «успешного успеха». Мы все еще слишком буквально и однобоко воспринимаем термин элита, пытаясь за счет брендовых вещей, образа жизни и поведения показать, что мы с ней — одной крови.

Однако ввиду того, что неравенство в доходах все еще такое же сильное, как и желание его преодолеть, люди идут на уловки. Самая популярная — покупка подделок. Да, некоторые из них действительно сложно отличить от оригинала, но сама индустрия фейков не красит ни производителей, ни потребителей и наносит урон оригинальным брендам.

В то же время ежегодно странах бывшего СНГ рынок подделок оценивается 43 миллиарда долларов, и эта цифра постоянно растет. По независимым оценкам , около 40% всех сумок, одежды и аксессуаров, продаваемых здесь, являются поддельными.

Примечательно и то, что целевая аудитория оригинальных брендов и фейков сильно различается. Большинство покупателей модных подделок в курсе, что покупают контрафакт.

Исследования показали и то, что самыми активными потребителями подделок остаются люди 18-24 лет — постоянные пользователи интернета.

Что говорят психологи?

Казахский психотерапевт Виктор Мироненко уверен, что с точки зрения науки стремление быть похожими на сильных мира сего, равно как и на звезд шоу-бизнеса — это всего лишь желание «выжить». И продиктовано оно все теми же законами стаи. Виктор рассказывает, что однажды был проведен эксперимент над группой обезьян.

«Ученые взяли из этой группы доминантного самца и научили его бесполезной вещи — ковыряться в грязи. На следующий день вся стая копалась в грязи. В то же время взяли обезьяну, находившуюся гораздо ниже в иерархии и научили ее колоть орехи и отмывать коренья от земли перед едой. Только через пару месяцев треть стаи начала следовать ее полезному примеру. Остальные даже не приняли этот навык во внимание», — говорит психолог.

Он так же убежден, что человеку, как и обезьяне, свойственно подражать тем, кто занимает более высокое положение и уже добился уважения. В психологии это называется феноменом социального доказательства. Человек, подражая кому-то, доказывает таким образом вовлеченность в социум.

«Все мы боремся за статус. А бренд в этом плане — пропуск к этому статусу. Поэтому люди готовы отдавать огромные деньги, покупая это ощущение. По факту же все, что мы покупаем — это минутный всплеск эндорфинов и иллюзию того, что вместе с покупкой приобретаем новую жизнь», — поясняет психолог.

В то же время профессор Элизабет Каррид-Халкетт из Университета Южной Калифорнии, которая написала книгу «Сумма маленьких вещей: Теория амбициозного класса», уверена, что общество постепенно перерастает эту жажду потребительства.

Элизабет пишет, что состоятельные граждане США все меньше тратят денег на предметы типичной материальной роскоши — дизайнерские сумки, часы, одежду. Они предпочитают вкладывать средства в менее заметные, но действительно важные для жизни вещи — органические продукты, стройматериалы.

«Сегодня предметы роскоши становятся незначительным признаком социального статуса, если сравнить с тем, что было раньше. Просто они уже перестали быть настолько редкими или недоступными, как в прошлом», — поясняет автор.

В то же время не все люди готовы отказаться от быстрых эндорфинов купленной статусности.

«Слишком многие люди тратят деньги, которые они с трудом заработали, на вещи, которые им не нужны, чтобы впечатлить людей, которые им не нравятся», — говорил американски комик начала 20 века Уилл Роджерс. Но и сто лет спустя его слова все еще актуальны.

Источник