Меню

Пошив одежды для богатых



Подрядчики vs свой цех: где предпринимателю отшить первую коллекцию одежды

Вы сделали эскизы своей коллекции, нарисовали пальто, худи или платьев и думаете, где и как её пошить? В каких случаях лучше отдать задачу на аутсорс, а когда — запустить собственный цех? Сколько это будет стоить? На эти вопросы редакции «Своего дела» ответили эксперты и представители российских брендов одежды

Неопытным дизайнерам лучше начинать с аутсорса, как советует технолог швейных изделий Ирина Сухова. Достаточно нанять двух фрилансеров: конструктора, который построит лекала, и швею. Стоимость услуг обычно варьируется. Расценки первого специалиста зависят от типа изделия и количества деталей на модели. Минимальная стоимость лекал платья составляет 2,5–3 тысячи рублей, жакета — три-четыре тысячи, пальто — от пяти тысяч. Швеи в Москве, по данным портала Profi.ru, возьмут за работу от 2-3,5 тысяч рублей за платье, блузку или брюки, от шести тысяч — за пальто. Итоговая цена зависит от размера и сложности предмета одежды, материала, а также опыта специалиста.

«Отшив несколько изделий, вы поймёте, насколько вам это интересно, а также протестируете спрос без особых трат. Если вещи будут покупать, смело готовьте более крупную партию. Для пошива можно создать свой цех либо обратиться к подрядчикам», — рассказала эксперт.

Как работать с подрядчиками

При оптовом заказе цена за одну вещь будет ниже, чем при индивидуальном пошиве. С партией из 20–30 изделий можно пойти в ателье или на мини-фабрики. На крупные производства, где работают от 30 до 40 швей, есть смысл обращаться, если вещей больше 100.

Как отмечает Ирина Сухова, на меньшие объёмы подрядчики соглашаются редко. Швеям, как правило, платят за готовые изделия. Если цех загружен не до конца, работники могут уйти на другую фабрику. Чтобы сохранить коллектив, руководитель предприятия вынужден платить сотрудникам за простой. Поэтому брать партии из 10–20 вещей фабрикам невыгодно.

Дизайнер Нелли Недре уверена: стоимость пошива на предприятии будет зависеть от сложности изделия. В 2013 году Нелли основала бренд повседневной одежды NNedre. До этого она четыре года работала с маркой Trailhead — контролировала работу с подрядчиками. Одна футболка, по её словам, обойдётся в 150–200 рублей, толстовка — в 300–500 рублей. Дороже всего предметы верхней одежды, в том числе жакеты и пальто. Стоимость пошива варьируется от одной до двух тысяч рублей. Дизайнер предупреждает, что руководство фабрики может сделать наценку за «сложность» ткани. За работу с шёлковыми изделиями подрядчики берут на 10 % больше. Нелли объясняет это тем, что материал скользит, из него сложно выкраивать детали.

Эксперты предупреждают: культура деловых отношений в России — низкая. Подрядчики часто возвращают бракованные партии, задерживают заказы на несколько месяцев

«Мы пробовали работать с подрядчиками. Опыт оказался неудачным. Отдали на пошив партию шапок: привезли на фабрику ткани, лекала, образцы изделий. В итоге нам вернули видоизменённую модель. Технолог на производстве решила проявить фантазию и без спроса внесла правки в лекала. После того случая решили открыть собственный цех», — рассказала основательница омского бренда головных уборов «Просто шапка» Елена Харламова. На вопрос о том, какие убытки понесла компания в этой ситуации, представитель марки не ответил.

Как минимизировать риски в работе с подрядчиками

Изучить портфолио подрядчика

Нужно уточнить, какие изделия могут пошить на фабрике. У некоторых производств есть профили в Инстаграме, там сотрудникивыставляют свои работы.

Съездить на фабрику

«Я обычно смотрю, какие изделия изготавливают на фабрике, оцениваю качество работы, проверяю наличие оборудования. Например, мне обещают сшить пальто, а в цеху нет даже пресса для дублирования. Чтобы изделие дольше держало форму, к деталям добавляют прокладочную ткань. Пресс используют для скрепления слоёв», — рассказала Ирина Сухова.

Эксперт советует обратить внимание на количество сотрудников. Это позволит примерно оценить мощность производства, то есть то, сколько изделий сможет выпустить фабрика. «Мне говорят, что за неделю сошьют 100 пальто, а на потоке сидят три человека — сразу ясно, что с фабрикой будут проблемы», — добавила Сухова.

Отправить подрядчику тестовое задание

Перед заказом всегда лучше проверить, как на предприятии справятся с пошивом конкретной вещи. «Вам расскажут, что работают на рынке 10 лет и готовы взяться за партию из 100 пальто. А в процессе выяснится: там изготавливали чехлы для танков и ничего не знают о верхней одежде», — пояснила Сухова.

Заключить договор с подрядчиком

Укажите, в какие сроки подрядчик обязан пошить партию, что грозит партнёру в случае задержки. Чаще всего в документе прописывают размер пени, которую начисляют за каждый новый день просрочки. Это может быть 1 % от стоимости непоставленной продукции. В договоре также нужно прописать, что происходит, если исполнитель присылает бракованные вещи. Например, подрядчик некачественно сделал более трети партии — в этом случае можно потребовать вернуть аванс и возместить затраты на ткани и комплектующие.

Многие бренды вместе с лекалами высылают подрядчикам готовую модель — эталонный образец изделия — с техническим описанием и эскизом. «Так всегда делают представители всемирно известных марок вроде Chanel, а также те, у кого собственный цех находится далеко от офиса. Владельцу неудобно ездить туда постоянно», — рассказала Сухова.

Эталонный образец отшивают в экспериментальном цеху. Его можно разместить прямо в офисе: оборудовать рабочие места для конструктора и двух-трёх швей, поставить раскройный стол, стеллажи для тканей и несколько машинок, в том числе бытовую машинку, например Juki HZL-F600, которая выполняет 535 операций.

Зачем запускать свой цех

Как отмечает петербургский предприниматель Денис Шевченко, на собственном производстве можно постоянно контролировать процесс. В 2016 году Денис основал бренд одежды Gate 31 и запустил цех. Для этого в креативном пространстве «Ткачи» он арендовал за 80 тысяч рублей в месяц помещение площадью 80 квадратных метров. Затем купил четыре прямострочные промышленные машины японской фирмы Juki (за такие можно посадить четырёх швей), один оверлок (необходим для обмётки краёв изделий) той же фирмы, парогенератор с доской, два пресса, раскройный стол, дисковый и сабельный ножи. Расходы составили 300 тысяч рублей. Зарплату Шевченко начислял из расчёта 35 тысяч рублей на человека.

«Наш цех находится в одном здании с офисом, за стеной. Так можно отследить все этапы работы — от передачи конструктором лекал до получения партии на складе», — пояснил предприниматель. Сейчас в «Ткачах» у него два цеха общей площадью около 394 квадратных метров. Там работают 86 швей. В неделю производство в среднем выпускает 1104 изделия.

Читайте также:  Топ как часть одежды

Другое преимущество собственного производства — возможность быстро реагировать на спрос и тренды. «Если одну из моделей резко начали раскупать, можно увеличить объём производства в тот же день, внести правки в конструкции или поменять материалы», — заметил Шевченко. Разместить заказ у подрядчика так не получится — фабрика может уже заниматься партией другой компании.

Начать можно с небольшого цеха и постепенно расширяться. Например, площадь первого помещения, куда въехала основательница NNedre Нелли Недре, составляла 12 квадратных метров. Там дизайнер поместила три машинки (оверлок, распошивальную, прямострочную) — минимальный набор оборудования для работы с трикотажем. Его используют поочерёдно, поэтому хватило одной швеи.

В 2013-м расходы на запуск составили 400 тысяч рублей: 100 тысяч рублей девушка взяла из своих накоплений, 300 тысяч — в кредит. На регистрацию товарного знака Нелли потратила 60 тысяч рублей, месячная аренда помещения составляла восемь тысяч. Швее дизайнер платила 25 тысяч рублей в месяц. «На старте я не могла платить больше. Сейчас швеи тоже получают фиксированную сумму. Но зарплата варьируется в зависимости от опыта, скорости, разряда сотрудницы. На сделке многие гонятся за количеством, и качество работы страдает», — пояснила предпринимательница. Остальные средства ушли на ремонт и оформление помещения, покупку мебели, оборудования, материалов.

Первые полгода цех производил по 40–50 единиц в месяц. В 2014 году, когда объёмы увеличились до 100, Недре сняла помещение размером 30 квадратных метров. Спустя ещё полгода бренд выпускал по 300 единиц в месяц, и сотрудники переехали в помещение площадью 63 квадратных метра Сейчас компания размещается в здании фабрики «Большевичка» в Санкт-Петербурге. NNedre занимает этаж площадью 200 квадратных метров. Там находятся цех, офис для менеджера, кухня и рабочий стол Нелли. На производстве работают три сотрудницы. В месяц они могут отшить тысячу трикотажных изделий или 400–500 платьев и рубашек.

Что учесть при открытии цеха

Если у вас нет опыта работы на производстве, то в первую очередь стоит нанять технолога швейных изделий. Он выберет помещение, оборудование, подберёт персонал. «При запуске собственного бренда я очень смутно понимал, как строится производственный процесс. Никогда бы не отличил оверлок от прямострочной машинки. Поэтому первым делом я нанял начальника производства. Он всё настроил», — поделился Денис Шевченко из Gate 31.

По словам технолога Ирины Суховой, при запуске цеха нужно понять ассортимент — и только потом закупать оборудование. Например, для создания коллекций из текстиля достаточно прямострочной машины и оверлока. Минимальные цены на это оборудование составляют 30 тысяч рублей и 50–60 тысяч рублей соответственно.

Лучше покупать новые машинки. «Нашей главной ошибкой стало желание сэкономить. Мы купили недорогие подержанные и думали, что они будут служить не хуже новых. В итоге всё, что приобрели на „Авито“, пришлось заменить или оплачивать дорогостоящий ремонт», — рассказал сооснователь Feelz Никита Серебров. Компания управляет цехом площадью 80 квадратных метров. В работе постоянно задействованы три швеи. По необходимости приходят раскройщики и механики, которые ремонтируют машинки. За один день на производстве могут отшить 30–60 худи и шесть-девять жакетов на подкладке. На зарплату сотрудникам, аренду, обслуживание оборудования компания закладывает 250 тысяч рублей в месяц.

От типа изделий будет зависеть и выбор помещения. Согласно требованиям ГОСТ, норма площади на одного рабочего в цеху составляет 5,8 квадратного метра — при пошиве платьев, мужских сорочек и женских блуз. Если на производстве изготавливают мужские и женские пальто и полупальто, требуется уже 7,5 квадратных метра на человека, на фабриках белья и корсетов — пять квадратных метров.

Главный риск, на который обращают внимание владельцы цехов, — производство может не окупиться. «Такое случится, если вещи не покупают. В таком случае владельцу придётся продавать всё закупленное оборудование, скорее всего по сниженным ценам», — рассказал Серебров.

При запуске цеха нужно учесть и постоянные затраты: на аренду помещения, обслуживание и ремонт оборудования, зарплаты сотрудникам. «Мы создаём рабочие места и несём ответственность перед сотрудниками. Нужно постоянно думать наперёд. К примеру, если ты планируешь развиваться и увеличивать мощности до определённых показателей, нужно своевременно докупить оборудование, найти работников, увеличить размер склада и т. д.», — добавил Денис Шевченко.

Три правила для начинающего дизайнера

Перед запуском бренда лучше отшить несколько моделей будущих изделий, например пять экземпляров. Заказ можно поручить конструктору и швее на аутсорсе. Это позволит понять, нравится ли вам швейное дело и есть ли спрос на коллекцию.

С партией из 20–30 изделий можно обратиться в мини-цех. С более крупной, от 100 единиц, можно пойти на предприятие, где работают 30–40 швей. Перед отправкой партии на производство нужно съездить на фабрику, оценить качество изделий и количество швей в штате, отправить тестовое задание и заключить договор.

Подрядчики часто отдают партии с опозданием и с бракованными изделиями. Собственный цех позволит контролировать все процессы, следить за качеством и сроками. Чтобы запустить производство, достаточно снять помещение площадью от 12 квадратных метров, купить три промышленные машины и нанять одну швею.

Источник

Индивидуальный пошив мужской одежды на заказ

Для солидных, целеустремленных людей идеальный костюм — часть их работы, один из элементов, который вызывает доверие у окружающих на подсознательном уровне. Многие из них пользуются услугами мужского ателье Corzetti, которое расположено в Москве и осуществляет пошив одежды для мужчин из натуральных тканей, по итальянским технологиям всего за 3—4 недели. Наши пиджаки, пальто и другие вещи, формирующие образ, станут отражением вашей личности, подчеркнут фигуру, будут удобными в носке.

В нашем ателье мужской одежды вы можете полностью создать образ, который будет транслировать окружающим вашу респектабельность, чувство стиля и уверенность в себе. Мы работаем над пошивом на заказ костюмов, рубашек, брюк, пальто, обуви для работы и деловых встреч, прогулок и отдыха, торжественных мероприятий и светских приемов.

Мужское ателье Corzetti: изделия по итальянским технологиям

В нашем каталоге можно просмотреть разнообразие костюмов и материалов, из которых они могут быть изготовлены.

Наше ателье выполняет пошив мужской одежды на заказ только из натуральных материалов, в которых содержится большой процент шерсти, кашемира, шелка и т. д. Ткани производят с применением инновационных технологий, поэтому они хорошо держат форму и не вызывают аллергии. При обсуждении будущего изделия мы демонстрируем заказчику образцы, а он выбирает материал по цвету, составу, плотности, способу кручения нитей.

Читайте также:  Оквэд для шоурума одежды

Наше ателье по пошиву эксклюзивной мужской одежды, формирует выкройки костюмов, используя лекала мастеров с Апеннинского полуострова, поскольку они считаются одними из лучших в мире. Наши сотрудники предварительно подгоняют их под особенности фигуры каждого клиента, в результате чего изделие всегда сидит безупречно. Персональные лекала будут храниться у нас, и при последующих ваших заказах мы будем использовать только их. Это позволит дополнительно сократить время на изготовление вещей и всегда добиваться идеальной посадки.

Источник

Платье по фигуре: как создаётся дорогая одежда и кто её покупает

Наталья Смирнова – о том, как устроено авторское ателье по пошиву женской одежды

IT-инструменты, которые использует Наталья Смирнова

В советские годы из-за нехватки одежды в магазинах многие женщины были вынуждены шить её в ателье или у знакомых портних. Сейчас позволить себе индивидуальный пошив одежды могут те, кто готов заплатить за это довольно высокую цену. Поэтому ателье, специализирующихся только на индивидуальных заказах, довольно мало, и зачастую они превращаются в дом моды. О том, как устроено авторское ателье, порталу Biz360.ru рассказала соосновательница ателье «Абиарт» Наталья Смирнова.

Наталья Смирнова, 42 года, соосновательница авторского ателье «Абиарт» . Окончила Московскую академию лёгкой промышленности по специальности «дессинатор» (текстильный дизайнер). Параллельно получила второе высшее образование – Московский государственный университет дизайна и технологий по специальности «модельер». В 2002 году открыла вместе с модельером-конструктором Алиной Ошитковой ателье «Абиарт», которое занимается индивидуальным пошивом женской одежды и штор.

Наталья Смирнова ещё со школы знала, что хочет быть модельером. Но опасалась, что поступить сразу после окончания школы на нужный факультет не сможет. Стала учиться в Московской академии лёгкой промышленности по специальности «дессинатор» — так называется специалист, который создаёт рисунок на ткани: определяет, какие нитки будут использоваться, какой орнамент или рисунок, в каком размере и т.д.

Через два года, продолжая получать первое высшее образование, Наталья поступила в Московский университет дизайна и технологий на факультет, где готовили модельеров. Когда она заканчивала учёбу, её позвали работать в ателье модельером, хотя помимо основной работы ей приходилось и конструировать, и шить вещи от начала до конца.

В 2002 году Наталья вместе с модельером-конструктором Алиной Ошитковой основали собственное ателье «Абиарт». Для него сняли помещение в одном из институтов в районе метро «Войковская», привезли из дома свои бытовые швейные машинки — и начали работать. Вложения в проект составили примерно 500 долларов из личных средств компаньонок.

Постепенно ателье обрастало профессиональным оборудованием – его покупали по мере роста бизнеса и исходя из потребностей предприятия. Так появились прямострочные машины – для тонких, средних по толщине и толстых тканей (например, для джинсы и кожи), оверлоки, машинка для пошива изделий из кожи и меха.

Индивидуальный пошив женской одежды – это долгий и кропотливый процесс. В среднем, на изготовление одной вещи уходит месяц. Сначала клиентка объясняет специалистам ателье «Абиарт», что именно она хочет получить и как собирается использовать новый элемент гардероба в дальнейшем – ходить на деловые встречи, надевать на торжественные мероприятия или носить в повседневной жизни.

Затем создаётся эскиз, который утверждают с клиенткой. Если о том, как должна выглядеть готовая вещь, удалось договориться, переходят к подбору ткани. В ателье «Абиарт» есть каталоги английских и итальянских тканей. Если выбрать ткань из них не получится, то сотрудники ателье продолжат поиск по другим поставщикам, расположенным в Москве. Но чаще бывает, что клиентка обращается в ателье с тканью, которая ей нравится. И вместе с дизайнером решает, какую вещь сшить из этой ткани.

Следующий этап – снятие мерок. Они необходимы для изготовления лекал – шаблонов, используемых при создании выкроек и учитывающих особенности конкретной фигуры.

«Мы посчитали, что на каждого клиента должно быть около шести основ лекал. В дальнейшем из основы моделируются и создаются лекала изделия. И на это уходит от одного до шести часов. Мы ещё ничего не начали шить, а уже проделали столько манипуляций», — замечает Наталья Смирнова.

После создания лекал готовая выкройка переносится на ткань. Каждая линия размечается портным с помощью стежков из ниток. Только после раскроя происходит первая примерка. Модельер и конструктор смотрят, как вещь сидит на заказчице, и принимают решение, где и что нужно убрать, поднять или перенести в другое место. Для внесения изменений распарываются все швы, изделие собирается заново для второй примерки. Третья примерка является уже финальной.

Ручная работа занимает в вещи, сшитой по индивидуальному дизайну, около 75%, говорит Наталья Смирнова. «Объём машинного шитья – 5%. Около 20% — это утюг и влажная тепловая обработка. Остальные 75% — ручной труд. А если по всему изделию прокладывать ручные стежки, как любят наши клиенты, то ручной работы становится ещё больше».

Стоимость пошива делового женского костюма с тканью в ателье «Абиарт» начинается от 60 тысяч рублей, платья – от 40 тысяч рублей. Наталья Смирнова объясняет это тем, что каждая вещь создаётся практически вручную, а сам процесс изготовления проходит много стадий, описанных выше. Иногда бывают изделия, которые выполняются вообще без единой машинной строчки, например, двухслойные кашемировые пальто.

«Есть конструкция одежды на основе стандартного построения лекал, а есть на основе наколки. Это когда накалываешь куски ткани на манекен и как скульптор собираешь одежду. Очень часто мы используем сочетание стандартного построения с наколкой», — объясняет Наталья.

По наблюдениям Натальи Смирновой, индивидуальный пошив в ателье «Абиарт», как правило, заказывают женщины следующих профессий – архитекторы, художники, финансовые директоры, а также бизнес-леди. Для них важно выглядеть непохоже, поэтому одежда масс-маркета им очень часто не подходит. Встречаются и юные клиентки, которые готовятся к выпускным в школе-вузе или выходам в свет.

Довольно часто женщины просят использовать очень дорогую ткань для своих вещей. Они объясняют это тем, что их деловые партнёры разбираются в том, какого качества ткань используется в одежде других людей. И сама одежда является для них маркером того, к какому социальному статусу принадлежит их собеседник. Поэтому таким клиенткам важно выглядеть соответствующе.

Читайте также:  Как избавится от пятен утюга с одежды

Постоянные клиенты, которым сотрудники ателье «Абиарт» сшили уже несколько вещей и создали их индивидуальный стиль, часто при последующем обращении говорят только, какой новый элемент гардероба им нужен – например, рубашка. Дальше дизайнер и модельер придумывают, какая именно рубашка будет подходить к остальным вещам заказчицы.

«Каждый эскиз утверждается, но с постоянными клиентами уже можно не следовать эскизам на 100%. Каждая вещь – это эксперимент, творческий момент. И не только для дизайнера, конструктора, портного, но и для клиента. Он творит вместе с нами. И в процессе этого творчества могут быть изменения», — уверяет Наталья Смирнова.

Бывают и такие заказчицы, которые обращаются с фотографией брендовой одежды и просят сшить им такую же. По словам Натальи Смирновой, работа над такими заказами – игра в мастерство. Модельер должен по фотографии подобрать наиболее точный к оригиналу тип ткани, а конструктор максимально повторить крой (зачастую, не имея вида изделия сзади).

С клиентками у персонала ателье устанавливаются доверительные отношения. «Когда человек стоит на примерках перед тобой почти голый, это способствует доверию», — говорит Наталья.

Среди тех, кто шьёт одежду в ателье «Абиарт», не только жительницы Москвы и Подмосковье. Есть клиентка, которая живёт в Америке, но во время своих визитов в Москву делает заказы.

«В нашей работе количество заказов или готовых изделий в месяц – не показатель продуктивности ателье. В работе может быть одна, но очень сложная вещь, которую портной будет делать месяц-полтора. А может быть много небольших вещей», — объясняет Наталья Смирнова.

В пошиве одежды есть явные пики заказов. Они, как правило, приходятся на осень (с октября по декабрь) и весну (февраль-март), и связаны с тем, что вместе со временем года многим женщинам хочется поменять и гардероб. Меньше всего запросов – в январе и июле-августе.

В 2017 году неожиданно провальными оказались апрель и май. Это было связано с затянувшейся холодной погодой – никто не спешил шить летние платья. «Никогда мы не отшивали так мало летних вещей, как в этом году. Первый по-настоящему тёплый день был в Москве в конце июля», — констатирует Наталья.

У ателье «Абиарт» есть коллекция свадебных платьев. Это направление хотели развивать особенно активно в 2012 году. Со своими платьями Наталья Смирнова обращалась в свадебные салоны Москвы. Но там, увидев русское имя дизайнера, сразу же отказывали в сотрудничестве. Хотя в то время русские дизайнеры уже становились трендом в сфере casual-одежды, но не свадебных платьев.

«Я – дизайнер, работающий в индивидуальном пошиве и делающий изделия на заказ в единственном экземпляре. Да, русские дизайнеры в какой-то момент стали трендом. Но сейчас их стало очень много. Конечно, есть замечательные дизайнеры, которые прекрасно выполняют свою работу. Но уровень вещей у большинства – оставляет желать лучшего. Когда мы оказываемся на мероприятиях вроде Недели Высокой моды или ходим по бутикам, то становится ясно, почему клиенты обращаются к нам и в такие ателье, как у нас. Это другой уровень изделия и по материалам, и по работе», — добавляет Наталья Смирнова.

Команда ателье «Абиарт» — это семь сотрудников: конструктор, модельер, помощник дизайнера, трое портных и бухгалтер. Коллектив – исключительно женский. Из-за этого постоянно приходится искать персонал – сотрудницы часто уходят в декрет.

Найти готового специалиста, по признанию Натальи Смирновой, практически невозможно. В Москве и регионах закрываются училища, которые готовят портных. А те, кто получает высшее образование по данной специальности в институтах, сразу претендуют на высокую зарплату. Но как специалисты они ещё не готовы к работе после вуза, их надо обучать непосредственно в ателье.

Нехватка кадров для ателье сказывается и в сферах, не связанных непосредственно с умением шить или кроить. Наталья Смирнова пыталась найти SMM-менеджера, который бы вёл соцсети ателье. Но привлечённые фрилансеры делали посты, не отражающие особенности одежды, которую шьют по индивидуальному заказу. В результате соцсетями занимается сама Наталья, оперируя базовыми знаниями в этой области. Но она уверена – лучше пусть посты будут не каждый день, но зато написанные грамотно и самим владельцем бизнеса.

Наталья Смирнова пытается снимать короткие видео-ролики о том, как создаются вещи в их ателье. Но всякий раз, когда она заходит в производственный цех с включенной на телефоне камерой, её подчинённые начинают стесняться. «Сотрудницы очень напрягаются, когда их снимают. И невозможно объяснить им, что для соцсетей небольшие видео том, как делается наша вещь, очень хорошо подходят», — говорит Наталья.

У ателье «Абиарт» есть свои страницы в Instagram и Facebook. В них выкладывают фотографии готовых изделий, многие вещи сфотографированы и с изнаночной стороны. Такие снимки позволяют оценить качество сшитой вещи. «Приоритет для покупателя – качество изделия. Они идут к нам, прежде всего, за качеством, а не дизайном», — убеждена Наталья.

С фотографиями для соцсетей у ателье постоянно возникает проблема. Фотографировать готовые вещи на манекене или в ателье можно, но для хороших фотосессий нужны профессиональный свет и профессиональный фотограф. То, что фотографируют сотрудники ателье своими силами, зачастую не передаёт всех нюансов вещи. К тому же готовые изделия надевают на манекен или раскладывают на столе, что тоже не прибавляет им красоты.

Клиентки ателье в силу своего статуса не спешат выкладывать в соцсетях собственные фотографии в вещах от «Абиарта». Но своим коллегам или знакомым они охотно рассказывают в личном общении, откуда у них появилась эта красивая рубашка или платье. Основной поток посетителей получается благодаря «сарафанному радио».

Ателье «Абиарт» думает о расширении в ближайшее время. Возможно, штат сотрудников увеличится, как минимум, на одного менеджера. Он будет заниматься сопровождением заказов, а не шитьём или кройкой.

Сейчас Наталья Смирнова развивает casual-направление готовых пальто и платьев. Вещи можно увидеть в бутике коттеджного посёлка Барвиха. Открыть свой собственный бутик пока не позволяют финансовые возможности ателье. Но от этой идеи всё равно не отказываются – она в планах на будущее.

Источник