Меню

Пошив тувинской национальной одежды



Тува: сшить за месяц 60 тувинских пальто – «тыва тон» может не каждый мастер

Золотые руки Алдын

Алдын Кечиловне Хомушку – это по силам, потому что рядом есть помощники — верный муж и восемь детей. Шить «тыва тон» Алдын научилась еще в раннем детстве. С шести лет помогала маме и бабушке. А в восемь уже начала шить сама. В семье Монгуш никто никого не заставлял что-то делать, дети сами знали свои обязанности и, глядя на родителей, учились премудростям ведения аратского быта. Алдын родилась на зимней стоянке в местечке Каък недалеко от села Солчур Овюрского района десятым ребенком у заслуженных чабанов Кечила Балгановича и Анайжык Шужулеевны.

Уроки аратской жизни

«Я — десятая из семи дочерей и трех братьев. Мама и папа были очень хорошими людьми, смотрели очень далеко, были немногословными. Они еще воспитали маминого младшего брата, как своего и записали его на себя. Так что по документам я одиннадцатая. Летом в нашем аале всегда было много детей. Те, у кого не было отца или матери всегда жили у нас — дальние родственники, ровесники сестер и братьев, росли как одна семья. С детства люблю животных – коров, коз, лошадей. Летом наши бабушки и мама собирались вместе и шили из шкур, делали войлок. Сначала взбивали шерсть палками, а потом на лошадях катали войлок, как положено. Они научили меня разбираться в шкурках. 8-10 см – это зимняя шкурка. Осенние шкурки очень прочные, из них даже волосок не выдернешь. Из какой шкурки, что шить, я уже с 8 лет знала. Папа был мастером на все руки, юрту делал сам своими руками, и по дереву вырезал, и уздечки делал, и даже ступку «согааш», и каменную терку для далгана. В магазине ничего почти не покупал, все делал своими руками. Мама шила разные вещи из шкурок, а папа делал пуговицы из корней деревьев и рогов, украшения для конской упряжи, даже тарелки и пиалы из дерева, из камня. Он знал разные камни. Мои братья тоже все умели. Все были спортсменами и на все руки мастерами, их папа всему научил. Воспитывали от души, от сердца, никого не заставляли, даже не учили, просто у всех с детства были свои обязанности, кто будет коз доить, кто корову.

«Нас воспитывали, как солдат…»

Я еще в школе училась, а моя старшая сестра, позже получившая звание заслуженной учитель Тувы, в то время уже была директором — сначала 8-летней школы, а потом и новой средней солчурской школы. Она нас как солдат воспитывала. В 6 часов все вставали, кровать заправляли, чтоб как по линейке была. В кино пойдем – она нам точное время говорила, во сколько надо быть дома. После сажала нас в ряд и спрашивала, как на уроке, о чем фильм был. В школе я активисткой была, утром стоим вместе с сестрой-директором и завучем проверяем, чтобы одежда у всех была в порядке – как воротник и все ли пуговицы на месте,» — вспоминает Алдын.

Незаконченная учеба, авария и замужество.

После школы Алдын поступила в КГПИ на педфак, но доучиться не смогла, попала в страшную аварию. Девять долгих дней лежала без сознания, родные уже и не надеялись, что выживет. Работала в селе ветеринаром, потом в комсомоле. Без дела никогда не сидела. «Замуж вышла в 1989 году, очень поздно, все мои подруги — одноклассницы уже давно замужем были. Я работала много, не успела, все некогда было» — смеется Алдын.

С мужем Вадимом Хомушку стали жить в Шагонаре. Муж достался Алдын под стать ей –работящий и умелый, работал до пенсии военным медиком. Как-то осенью в Шагонаре проводился праздник урожая. Устроили конкурс семей – нужно было представить на выставке изделия, сделанные своими руками. Организаторы пригласили поучаствовать в конкурсе и молодую семью Хомушку. Алдын показала свои вязанные изделия, а муж и старший сын – резные работы из дерева и камня. Жюри оценило их мастерство высоко — первым местом в конкурсе. «После конкурса меня нашли и предложили работать в народно-художественных промыслах. Там собрали всех мастеров. В НХП мы вязали, были надомницами. Из Кызыла привозили материалы и раздавали. В день надо было связать 3 пары носков, а мне очень скучно было. Мне норму дают, а я ее за 2-3 дня сделаю. Потом пришла и сказала –«мне это скучно, я этим не буду заниматься».

Чему мать научила- то и пригодилось.

«В то время тувинское пальто почти совсем исчезло, никто не шил, и я подумала, что лучше дома буду шить тоны. А в результате стали шить национальные пальто в НХП. Сначала стала учить шить наших вязальщиц, потом и другие люди стали приходить. Учила всех шить шапки — 17 видов, пальто. Сама я нигде специально шитью не училась, просто делилась тем, чему меня научила мама,»- рассказывает Алдын.

В 1991 году семья Хомушку перебралась Кызыл. Из Шагонара приехали со своим скотом. Привезли с собой половину стада – 7 дойных коров, 7 лошадей, около 100 голов мелкорогатого скота. Свое крестьянско-фермерское хозяйство назвали «Каък», в память о местечке рядом с родным селом Солчур, где прошло детство. Алдын занималась хозяйством, шила и растила детей, а их у нее восемь – самый старший и самый младший — мальчики, а между ними 6 дочерей. Старший сын Айдыс работает в музее, первая дочь закончила 3 университета, вторая – инженер, третья – биолог. Все они выбрали разные профессии, но все умеют шить, огород выращивать, за скотом ухаживать. А парни знают, как дом строить.

Никогда Алдын не забывала и о малой родине. Вместе с односельчанами построили субурган рядом с селом Солчур. А позже построили еще один субурган на дороге между Хандагайты и селом Солчур. В этом месте было много аварий, уносивших ежегодно по нескольку жизней. Алдын долго готовилась к строительству, ездила консультироваться к ламам в Калмыкию, Бурятию и Монголию. «Все ламы говорили одно и то же, что на этом месте погиб черный шаман, поэтому такая плохая энергетика,» — вспоминает Алдын. После возведения субургана ситуация изменилась в лучшую сторону.

Делиться секретами предков

Главным занятием и увлечением Алдын всю жизнь остается шитье традиционной тувинской одежды. Времена меняются, меняется и отношение к национальному костюму. В последнее время, во многом благодаря возрождению национальных праздников, популярность «тыва тон» растет. Появилось много дизайнеров, которые разрабатывают деловую и праздничную одежду в национальном стиле. У Алдын Кечиловны к этому свое отношение. «Араты всегда в любые времена носили свое традиционное. С 1991 года мы боролись за сохранение национальной одежды. Сейчас ситуация радует. В 2015 году за 90 дней до празднования 250-летия Даа кожуна собрали всех мастеров. Как мы боролись, чтобы одежда для праздника вся была сшита по всем правилам.

В Правительстве устроили показ, мастера показывали, кто что может, ученые-этнологи смотрели, выбирали. Хоть одежда и стилизованная, я за то, чтобы ворот был сделан по правилам. В результате выбрали мой эскиз. Я готова была стать закройщиком, но, к сожалению, заказ отдали шить другим мастерам.

Позже я решила организовать закрытый показ традиционных моделей, где выставила около 60 моделей именно традиционной одежды, сшитой из шкур. Участвовало 30 мастеров. Я знаю всех мастеров в районах, которых считаю своими учителями. Жаль, что они не принимают участие в этих показах. А этой осенью провела открытый показ в ДНТ. Я не против дизайнеров, которые используют монгольские, китайские элементы в пошиве национальной одежды. Но лично я борюсь и за сохранение исконного традиционного тувинского стиля. Раз наши предки столетиями шили одежду по своим правилам, то нужно эти правила уважать и сохранять».

Сама Алдын с юности не любила носить то, что все носят. Шила себе «тыва тон» сама. И сейчас у нее на каждый сезон собственноручно созданные наряды. И помогают ей в этом и дочери, и муж Вадим. На своем открытом показе она представила около 100 моделей –зимних, весенних, летних и праздничных. Многое из этого раздарила своим родственникам и знакомым, хотя от покупателей отбоя не было. В этом году к Шагаа тоже подготовила для выставки свои изделия. Ее продуктивности можно позавидовать. «Работает не покладая рук» — это точно про нее. А еще она щедро делится своими знаниями и умениями с окружающими, ведь именно так секреты мастерства столетиями передавались из поколения в поколение.

Источник

Мастер – класс на тему: «Технология раскроя тувинского национального тона»

Мастер – класс на тему: « Технология раскроя тувинского национального тона».

Эпиграф: « Тувинская одежда – гордость тувинского народа». Цель: Ознакомление с традиционным кроем национального тона для дальнейшего использования в практической жизни. Задача: Научить кроить национальный тон по правилам традиционного кроя тувинцев. Оборудование: Национальная одежда, безрукавки, головные уборы, технологическая карта, компьютер, экран, национальный шелк, мелки, сантиметровая лента, линейки, лекало, ножницы. Словарь: Узун–соом (расстояние между разложенными пальцами большим и указательным = 18см); мугур–соом (расстояние между согнутым указательным и большим пальцами = 9-14 см); карыш (расстояние между большим и средним пальцами = 20 см); илиг (ширина одного пальца =1.5 см); тон (халат); кур (пояс); манчыызы (линия верхнего запаха); шыва-тон (летняя одежда из ткани с подкладом); хоректээш (безрукавка); оолет ( закрытый вырез левой полочки)

1. Организационный момент. Слайд 1 Добрый день, уважаемые учителя! 2. Сообщение темы и цели занятия. Слайд 2 Тема: Технология раскроя тувинского национального тона. Цель: Ознакомление с традиционным кроем национального тона для дальнейшего использования в практической жизни. В начале я расскажу вам о тувинском костюме, который до маньчжурской экспансии выглядел иначе, чем теперь. Халат не имел стоячего воротника вокруг шеи, а глубокий запах левой стороны халата на правую сторону образовывал небольшой V-образный угол. Подобную одежду наши предки носили довольно долго. Слайд 3 Но в середине XIII века когда алчные китайские маньчжуры совершили оккупацию Северного Китая, Монголии и Тувы. Захватчики заставили подавленные народы изменить свой национальный костюм на маньчжурский манер. Слайд 4 Вот тогда и появились стоячие воротники, фигурный и более закрытый вырез левой полочки, сохранившийся с названием « оолет», а у русского народа — это называется косоворотка. Слайд 5,6 В полный комплект верхнего тувинского костюма входят: халат (тон), пояс (кур), головной убор (один из видов головных уборов – довурзак), безрукавка (хоректээш). Слайд 7,8,9,10 Одежда у тувинцев была сезонной – она указывала на четыре времени года. Так например: зимой тувинцы носили одежду из шкур годовалых баранов, коз с ворсом 4-5 см. и называлась она «негей-тон». Весной переходили к более легкой одежде «ховенниг-тон» — это простеженная одежда. «Шыва-тон» — носили летом, из ткани с подкладом. Слайд 11,12,13 Сейчас я познакомлю вас с тувинскими мерами измерений. Раньше, когда тувинские женщины не знали сантиметровой ленты, они кроили, используя пальцы рук и на глаз. Народные мерки: расстояние между разложенными пальцами: большим и указательным – узун-соом (18-20см); расстояние между согнутым указательным пальцем и большим пальцами мугур-соом ( 9-14 см); расстояние между большим и средним пальцами – карыш ( 20см); ширина одного пальца – илиг ( 1.5см). Слайд 14 У русского народа тоже есть свои меры измерения. Например: пядь – древняя русская мера длины; малая пядь – расстояние между концами расставленных большого и указательного (или среднего) пальцев (17.78 см); большая пядь – расстояние между концами большого пальца и мизинца (22-23 см); пядь с кувырком – пядь с прибавком двух суставов указательного пальца см.). У тувинцев было традицией передавать свой национальный тон от матери к дочери, от отца к сыну, точно также и у русского народа передается рубаха у мужчин, сарафан у женщин. Расчет расхода ткани для пошива национального тона: длину изделия умножаем на три (Ди х 3). 3. Практическая работа. Сейчас мы с вами приступаем к практической части нашего занятия. Давайте посмотрим какие же мерки нам нужны для раскроя. Слайд 15 (показываю на манекене мерки и называю) Сш – обхват шеи; Сг – полуобхват груди; Вг – высота груди; Шп – ширина плеча; Оп – обхват плеча; Оз – обхват запястья; Др – длина руки; Ди – длина изделия. Традиционно тувинский тон шьют из шелка и парчи. Расчет расхода ткани для пошива национального тона берут длину изделия умножаем на 3 (Ди х 3)

Читайте также:  Мусульманская одежда для мужчин название

На столах у вас лежат технологические карты последовательности раскроя, линейки, карандаши, листочки для работы. Вы одновременно будете следить за мной и соответственно работать по карте.( работаю с экраном )

Технологическая последовательность раскроя национального тона.

Мерки: Сш=15; Сг=31; Вг=18; Шп=8; Оп=20; Оз=16; Др=43; Ди=80.

Последовательность построения чертежа и расчет.

Слайд 16. Раскрой основной ткани.

1.Берем ткань складываем пополам посередине лицевой стороной внутрь. Провести линию низа и обозначить точкой Н

2.Отложить Ди учитывая припуск на подгибку низа изделия 3-4 см. (Пн). Учитывая рисунок ткани, т. е. расположение орнамента.

Ди + Пн = 80 + 3 = 83 см.

Обозначить точкой В и провести линию плеча.

3.Отложить вправо от точки В по линии плеча ширину горловины ВВ2, рассчитанную по формуле:

ВВ2 = (Сш : 3) + 1 = (153)+1 = 6 см.

4.Провести радиус длиной равный формуле: ВВ2 = ВВ4 – глубина горловины переда.

5.Отложить вверх из точки В глубину горловины спинки:

ВВ3 = ВВ2 : 3 = 6 : 3 = 2 см.

Соединить плавной кривой точки В4В2В3.

6.От точки В вправо по линии плеча отложить ширину изделия ВВ1, рассчитанную по формуле:

ВВ1 = (Сг :2) + ПГ = (31 : 2) + 4 = 19.5 см.

Пг = 4см.- припуск по груди.

Провести вниз из точки В1 вертикальную линию.

Полученную точку обозначить Н1

Слайд 17. Раскрой верхнего запаха.

7.Из точки В4 отмерим вниз 1см. Полученную точку обозначить точкой М.

8.От точки М отмерить вправо отрезок равный 10 см. Обозначим точкой М1:

Женщинам: 10-12 см.

Мужчинам: 15-16 см.

9.От линии плеча отложить вниз Вг, через эту точку провести горизонтальную линию. Это будет линия груди. Обозначить точкой М2.

От линии груди отложить вниз 5 см. Полученную точку обозначить точкой М3. Из точки М2 провести биссектрису вверх равной 1.5 см. Обозначить точкой М4. Соединить плавной кривой точки М1М4М3.

Слайд 18. Раскрой рукава.

10.От точки В2 вправо откладываем длину рукава плюс ширина плеча:

Др + Шп = 43 + 8 = 51 см.

Отложить столько на сколько хватает ширины ткани, а оставшуюся часть Др раскраиваем, как отдельную часть рукава.

11. Отложить вниз от точки В5 ширину низа рукава, рассчитанную по формуле:

В5Р = (Оз : 2) + 2 = (16 : 2) + 2 = 10 см.

Обозначим точкой Р.

12. Отложить вниз от точки В1 глубину проймы В1Г, рассчитанную по формуле:

В1Г = (Оп : 2) + Поп = 20 : 2 + 7 = 17 см.

13.Из точки Г вниз отложить отрезок равный

ГГ2 = ГГ1, т. е. 5 см. Соединить прямой линией точки Г1 и Г2. Для построения криволинейного участка линии бокового среза необходимо выполнить дополнительные построения.

В середине отрезка Г1Г2 поставить точку Г3. Из этой точки провести перпендикуляр и отложить на нем величину прогиба, равную 1 см. (т. Г4), Провести линию среза проймы

Соединить точки Г1Г4Г2 и Р плавной линией.

Слад 19. Расширение подола.

14.Для расширения низа изделия продлить вправо линию низа и отложить на ней отрезок Н1Н2, который равен 8-12 см.

15.От точки Н2 вверх по линии Н2Г2 отложить 1.5 см. и поставить точку Н3, а на середине отрезка Н1Н – точку Н4. Соединить точки Н4 и Н3 плавной кривой. Мы с Вами начертили чертеж основы.

Слайд 20. Раскрой внутреннего запаха.

16.Положить ткань лицевой стороной сверху так, чтобы кромка совпадала со средней линией тона. Линия среза верхнего запаха совпадала с линией среза верхнего запаха тона.

А воротник выкраивается как обычный воротник стойка.

Перехожу к раскрою национального тона на ткани.

Слайды повторяются с 16 – 20.

В конце я вам хочу показать сравнение раскроя тувинского тона с монгольским. Наши мастера кроят тувинский тон с потайным внутренним запахом. Внутренний запах выкраивается отдельно, а у монгольского тона внутренний запах кроится вместе с основным, а наружный получается со средним швом впереди. Лучше и красивее национальный тон выглядит когда внутренний запах с потайным швом, по середине шов на мой взгляд выглядит не очень эстетично и красиво. Для каждого из Вас я приготовила основы кроя национального тона в масштабе.

Источник

Марина Сотпа. Национальный стиль

10 июня 2013 г. | 13946 просмотров | 0 комментариев «По одежке встречают, по уму провожают», – гласит народная мудрость. Но чтобы оценить способности и внутренние качества человека, надо сначала заинтересоваться им, остановить на нем свой взгляд. Нестандартность не только в мышлении, а и в манере одеваться – один из секретов успеха.

Именно такие наряды – не под копирку, а оригинальные, моделирует и шьет Марина Сотпа, мастерица из села Хадын Пий-Хемского района Тувы. Ее конек – нарядная и повседневная стилизованная одежда с элементами тувинского национального кроя и декора.

По профессии – педагог, по душевному складу – творческий человек, она сама себе и модельер, и закройщик, и швея. А ее работы – результат постоянного творческого поиска, основанного на традициях тувинских мастериц, которые с детства перенимала она от своих многочисленных родственниц, окруживших вниманием и заботой девочку, в два года оставшуюся круглой сиротой.

Сегодня Марина Сотпа – одна из участниц республиканского проекта «Одно село – один продукт», название которого стало девизом развития в Туве малого предпринимательства, государственной поддержки тех деловых людей, кто действительно производит в селах республики оригинальную и пользующуюся спросом продукцию.

Особенные тувинские пуговицы

– Марина Петровна, вы занимаетесь индивидуальным пошивом только тувинской национальной одежды?

– Шью все, что мне заказывают. Но одежду с национальным колоритом – стилизованную – люблю шить больше всего.

– Стилизованная одежда подразумевает не ограниченную стандартом фантазию. А каковы основные особенности исходного классического национального стиля?

– Самая большая особенность тувинского тона – халата – он обязательно запахивается на правую сторону: и в мужской, и в женской одежде.

Меня это заинтересовало: почему так, ведь европейская одежда для мужчин и женщин шьется по-другому, у женщин она запахивается налево, у мужчин – направо. Расспрашивала старших и получила ответ: запах на правую строну в тувинском тоне обусловлен тем, что и тувинец, и тувинка носили за пазухой пиалу, и ее при таком крое легко было достать правой рукой. Даже когда приходили в гости в другую юрту, то пили чай только из своей пиалы.

Еще одна особенность – длинные рукава с обшлагами – отворотами. Это на тот случай, если будет очень холодно, тогда обшлага можно было развернуть и прикрыть кисти рук вместо варежек.

Есть еще одна маленькая особенность: на классическом тувинском тоне на груди сверху пришиваются только две пуговицы – ни больше, ни меньше. На монгольском тоне их всегда три.

– Самый сложный для вас элемент в изготовлении стилизованной тувинской национальной одежды?

– Пуговицы, потому что их надо не купить и пришить, а сшить вручную. Нужен очень тонкий материал – косая бейка. Узенькая длинная полоска шьется очень ровно. Остается малюсенькое отверстие, через которое, закрепив иголку, выворачиваешь эту ленту наизнанку. Края надо осторожно обжечь спичкой, чтобы материя не распустилась.

Сшив несколько таких лент, плету из них пуговицы. Сплести надо красиво, эстетично и очень аккуратно: все пуговицы должны быть одинаковыми по размеру.

На мужскую рубашку, например, нужно шесть или семь таких тувинских пуговиц, а если человек здоровый, полный, то восемь. На это уходит, как минимум, четыре часа. Пальцы устают, очень трудоемкая работа.

Не почувствовать себя сиротой

– Мастерству конструирования и пошива одежды вы учились профессионально?

– Нет. По образованию я педагог. После окончания Кызылского педагогического училища работала в городе Шагонаре учителем начальных классов. Сейчас работаю старшим воспитателем в детском саду села Хадын. Садик у нас небольшой: две группы, тридцать пять детей. В 2012 году получила высшее педагогическое образование: заочно окончила Хакасский государственный университет имени Катанова.

Детей люблю, но сейчас, когда по-настоящему увлеклась конструированием одежды, иногда задумываюсь о том, что ошиблась, выбрав педагогику, мне надо было получать дизайнерское образование. Моделирование одежды и шитье стало для меня основным делом в жизни.

– А когда вы начали осваивать азы швейного дела?

– Еще в детстве. Родные рассказывали, что моя мама, Галина Андреевна Болдашкын, в девичестве – Дамдын-оол, была хорошей мастерицей, но я ее совсем не помню: она умерла, когда мне было девять месяцев, а сестре Арине – три года. Мы жили в городе Шагонаре, где я родилась 17 февраля 1974 года. По рассказам тех, кто их знал, и мама, и папа, Петр Тюлюшевич Болдашкын, были очень красивые, высокие, стройные, спортивные, оба любили играть в баскетбол, но жизни им было отпущено очень мало.

Папа умер через полтора года после смерти мамы, и нас с сестрой забрали на воспитание наша бабушка и мамина сестра Анфиса Андреевна Дамдын-оол, которые жили в селе Хайыракан. Свою недолгую жизнь тетя Анфиса посвятила нам, своим племянницам, она даже замуж из-за нас не вышла. И мы долгое время не подозревали, что она нам не мать, а тетя. А потом она тоже, как и мама, заболела, и тогда нас всех – больную тетю, меня и сестру взяла к себе в село Хадын тетя Катя – Екатерина Андреевна Хорлуг-оол, старшая сестра моей мамы.

Тетя Катя – тетя Куске, как все в Хадыне называли ее, очень хорошо шила, особенно – из меха, и мои куклы тоже носили меха: шубки, шапочки, унтайки. Наряды для них шила сама, садясь рядом с тетей Куске, когда та занималась своей взрослой работой. Иногда целыми днями просиживала около нее, так и научилась азам швейного дела.

Я у многих родственниц чему-нибудь училась. Например, у двоюродной тети Ульяны Тунгар-оол, еще одной сестры мамы, которая часто брала меня к себе на лето. Она была профессиональной портнихой, очень хорошо шила брюки. Наблюдая за ее работой, многое освоила. Тетя – человек удивительной доброты, до сих пор называю ее «моя молодая мама».

А тетя Катя меня еще и вязать научила. Это мне очень пригодилось в трудные девяностые годы: вязала варежки, носки, шапочки, береты, свитера, платья, обвязывая всю семью, а что-то продавала.

Тетя Катя тоже рано умерла, в мамином роду женщины уходили из жизни совсем молодыми. После ее смерти меня взяла в свою семью другая тетя, уже с папиной стороны – Надежда Тюлюшевна Чаш-оол, и я снова оказалась в Шагонаре, где и окончила одиннадцать классов.

Читайте также:  Фирма кактус детская одежда

Очень много родственников принимали участие в моем воспитании, и я всем им душевно благодарна за все, что умею и имею. И за то, что всегда была окружена их любовью и заботой, благодаря которым не чувствовала себя сиротой.

Одно село – один продукт

– «Пошив тувинской национальной одежды» – так называется проект, который вы разработали, принимая участие в губернаторском проекте «Одно село – один продукт», объявленном в республике в 2013 году. Почему выбрали именно это направление?

– Потому что это направление востребовано. Шила я всегда, но прежде, в основном, для своей семьи, родных. А семь лет назад во время конкурса сельских красавиц «Кадын» – «Царица», в котором заняла второе место, впервые вышла на сцену в сшитом собственными руками стилизованном тувинском наряде.

Этот наряд понравился многим присутствующим в зале женщинам, и после конкурса на меня посыпались заказы. Тогда у меня была только одна обычная швейная машинка, так что не успевала справляться, приходилось даже кому-то отказывать, откладывая выполнение заказа на неопределенное время.

А в 2012 году мы решили официально открыть свой семейный бизнес со специализацией по пошиву и ремонту национальной одежды. Мой супруг Чечек-оол Дараачымайович Сотпа зарегистрировался как индивидуальный предприниматель. По республиканской целевой программе «Снижение напряженности на рынке труда в Республике Тыва» в Центре занятости Пий-Хемского района нам выделили 82 тысячи рублей.

Эти деньги предназначались для развития семейного бизнеса – покупки необходимого оборудования, и мы потратили их строго по назначению: купили промышленную швейную машину и бытовой парогенератор. И это была очень хорошая государственная поддержка. К тому времени у меня было уже три бытовых швейных машинки, а о предназначенной для плотных тканей промышленной машинке, на которой можно шить и пальто, и шубу, только мечтала.

Парогенератор – тоже очень ценное для швеи приспособление. После него вы уже не захотите обычным утюгом пользоваться. Струя пара – мощная, отглаживает вещи отлично, в том числе – и в вертикальном положении. Когда установила этот парогенератор, приходящие ко мне удивлялись: «Так солидно стало, как в лаборатории».

Так что для участия в 2013 году в республиканском проекте «Одно село – один продукт» все предпосылки были. Разработала бизнес-план с общей стоимостью проекта в 500 тысяч рублей, предусматривающий закупку материалов, дополнительного оборудования, создание трех рабочих мест. Очень надеюсь, что удастся преодолеть все этапы республиканского конкурса и получить государственную субсидию на развитие предприятия. Такая поддержка правительства республики для предпринимателей Тувы очень важна и существенна.

Отдел экономики и прогнозирования администрации Пий-Хемского района включил этот проект в список участников конкурса «Одно село – один продукт» – от нашего села Хадын.

По-тувински – хадын, по-русски – береза

– Марина Петровна, а как вышло, что вы вновь оказались в селе Хадын?

– В Хадын, село моего детства, мы всей семьей переехали в 2003 году. Место это мне всегда нравилось: ягодное, светлое. И название красивое: хадын в переводе на русский – береза.

Оно притягательно для меня и тем, что здесь до сих пор живут мои двоюродные сестры – дети тети Кати-Куске – Екатерины Андреевны Хорлуг-оол, так много сделавшей для нас с Ариной. Когда тетя взяла нас на воспитание, у нее было четверо своих детей – три дочери и сын. Эрес сейчас живет в Кызыле. Саяна и Чойгана по-прежнему – в Хадыне.

Анна, выйдя замуж, уехала к мужу в Монгун-Тайгинский район. Анна, как утверждают родные, очень похожа на мою маму: и внешне, и характером. Поэтому у меня особое отношение и к ней, и к ее сыну и двум дочкам. Они часто приезжают к нам в гости, и я с радостью шью для ребятишек разные наряды.

А самое главное, что здесь живет моя единственная родная сестра Арина, очень хотелось быть поближе к ней. Сестра окончила школу в Хадыне, уехала в Боготол, получила специальность бухгалтера и снова вернулась в село. Вышла замуж за своего одноклассника Алика Алдын-Херела, с которым сидела за одной партой.

У них очень дружная и крепкая семья, трое сыновей и маленькая дочка. Арина и Алик – отличные хозяева, в селе они открыли свою хлебопекарню и магазин. А еще Алик – владелец крестьянско-фермерского хозяйства, которое находится в нескольких километрах от Хадына. Он сумел сохранить и размножить скот, доставшийся по наследству от отца.

Моему супругу Чечек-оолу тоже по наследству от отца достался скот, и это было еще одной причиной, побудившей нас перебраться из города Шагонара в село. Отдать кому-то скот на выпас было опасно из-за сильного в то время в Улуг-Хемском районе воровства, в Хадыне на этот счет было гораздо спокойнее.

Супруг решил сам заниматься скотом. Он очень много времени проводит на стоянке Алика, помогая ему. Там же держит и свой скот.

– Большое у вас личное хозяйство?

– Очень большим его не назовешь. Коров – двадцать, а вот овечка только одна осталась: каждый год напасть – волки их таскают. Пять коз, свиньи, куры. Так что все основные продукты питания – мясо, творог, молоко, сметана, яйца – у нас свои, и это благодаря труду мужа. Он очень трудолюбивый человек, на пьянки время не тратит, сам не пьет и очень не любит тех, кто увлекается водкой или пивом.

Мужчина в доме

– Ваш супруг совсем не употребляет спиртное?

– Скажу честно: бывает, примерно один раз в три года, когда во время большого праздника никак не удается отвертеться от чьих-то настойчивых уговоров выпить. И потом так жалеет об этом. Целый день после этого мучается, встать не может. И так ему стыдно!

Он с молоду такой. У нас ведь как бывает: когда свадьбу справляют, и день, и ночь гуляют, а иногда – и целую неделю. Молодой муж вместе с гостями выпивает, а бывает, что и молодая жена – тоже. Я считаю это неправильным: не будет добра, если семейную жизнь с алкоголя начинать.

Мы с Чечек-оолом на свадьбе ни глотка не выпили. Мало того, он перед свадьбой и курить бросил. Я не люблю курящих, сигаретный дым не переношу. И сказала ему: «Выбирай: либо курево, либо я». И он выбрал. Бросил и до тридцати одного года не курил, снова понемногу начал, когда его мама умерла, он очень переживал ее уход из жизни.

– Откуда же берутся такие надежные мужья?

– Чечек-оол родом из села Чаа-Холь, он дружил с моим двоюродным братом Радиком Дамдын-оолом, который жил в Торгалыке, и к которому я часто ездила в гости, когда была студенткой. Радик, большой любитель и знаток лошадей, научил меня обращаться с ними, и вскоре я уже могла лихо скакать на коне. Однажды, скачущей на лошади, меня увидел Чечек-оол и влюбился.

А потом мы с братом поехали в Чаа-Холь по делам, задержались, и Чечек-оол предложил переночевать в доме его родителей. Когда встала утром, то все его родственники, как бы шутя, стали говорить, что теперь я – их невестка, раз ночевала в их доме. Когда приехала домой, то и там, узнав об этой ночевке, стали называть меня невесткой семьи Сотпа. Вот так нас и поженили.

Сейчас у нас трое прекрасных сыновей. Старший Чингис учится в девятом классе, он мечтает стать врачом. Средний Сайын – семиклассник, он хочет стать то милиционером, то президентом. У него даже есть своя президентская программа: планирует издать указ, чтобы все люди стали вегетарианцами и не убивали животных для еды.

Сайын так любит животных, что совсем не ест мясо. Когда приходится забивать скот, он очень сердится на нас. Убегает из дома и долго ни с кем не разговаривает.

Больше всего Сайын любит лошадей, участвует в скачках, которые проходят в праздники здесь, в Хадыне. На республиканские соревнования мы его не пускаем: боимся, там ведь дети иногда калечатся.

Как-то Сайын спросил, кем бы я хотела стать в следующем воплощении. Он читал о том, что душа человека не умирает, а воплощается или снова в человека, или в животное. Ответила, что, конечно же, хотела бы воплотиться в человека, в кого же еще? А сын немного помолчал, а потом сказал: «А я бы хотел стать конем. Хорошим конем. И всегда быть первым».

У Чингиса и Сайына есть наклонность к художественной резьбе по камню – агальматолиту. Получаются, правда, пока только простенькие вещи.

Младший Саян – первоклассник. Мы вырабатываем в нем самостоятельность: все домашние задания он выполняет сам. Знаю, что некоторые родители в первом классе все делают за своих детей – решают задачки, рисуют. Но я считаю это неправильным: так ребенок ничему не научится и не привыкнет к ответственности. Поэтому только проверяю, правильно ли он решил или написал. Он иногда дуется, когда просит что-то нарисовать за него, а я отказываюсь. Подуется, подуется и сам прекрасно все выполнит.

– В доме – одни мужчины, это, конечно, хорошо – сразу четыре надежных плеча, но некому передать свое швейное мастерство.

– Это неправильное представление, что иголка и нитка – инструменты только для женской работы. Супруг в свое время очень неплохо шил унтайки для детей. Старшие сыновья мне уже помогают шить несложные детали для заказов.

Особенный интерес к шитью проявляет Сайын. Если у него что-то в одежде порвалось, ко мне не бежит, а сам и зашьет, и заштопает. Попросит у меня ткань и шьет самостоятельно. Когда у него не получается, откладывает недошитое, долго к нему не подходит, а потом берется снова и обязательно доводит задуманное до конца. Так он сам сшил себе борцовский костюм для хуреша, которым увлекается.

В этом сын – в меня. Я тоже, если что-то не клеится, прекращаю работу и жду, когда созреет новое решение. Тогда берусь снова. Никогда не отдам вещь людям, пока сама не буду удовлетворена результатом.

– Марина Петровна, шитье каких нарядов доставляет вам большее удовольствие: женских, мужских или детских?

– Шью для всех: женщин, мужчин, детей. Меньше всего люблю шить мужскую одежду, потому что мужчины – большие консерваторы: предпочитают то, к чему уже привыкли, и не склонны к экспериментам.

Не люблю шить под копирку: например, для танцевальной группы, где все костюмы танцоров должны быть одинаковыми. Но иногда приходиться делать и это.

Больше всего душа лежит к нарядам в национальном стиле для девочек – для всевозможных конкурсных программ, которые проводятся и у нас в селе, и в райцентре, и в Кызыле. Здесь простор для творчества, фантазии. Мне нравиться придумывать, мечтать, а потом все, что надумаю, воплощать в свои изделия. И малышки в этих нарядах – такие красивые: настоящие принцессы! Это очень важно, чтобы девочка с ранних лет ощущала себя прекрасной дамой.

Повседневную одежду тоже интересно шить, если подойти к ней нестандартно и внести в платье, жилет, жакет или пальто что-то свое – оригинальное. Национальные элементы, декор очень украшают любое одеяние.

Читайте также:  Задания по теме одежда для школьников

– Как рождаются образы ваших нарядов?

– Сначала всегда рисую в голове. Прикидываю, обдумываю. Когда иду по улице и вижу у кого-то красивый необычный наряд, примечаю и прикидываю: какие элементы могу использовать в своей работе. Потом уже рисую модель на бумаге.

– Заказчики идут к вам со своими идеями, или больше надеются на вашу фантазию?

– По-разному. Бывает, что человек знает конкретно, что ему надо. А бывает, что очень и очень приблизительно. Обычно сначала внимательно выслушиваю, что заказчик хочет получить в конечном итоге. Потом вместе начинаем думать. Рисую один силуэт, другой, дополняю деталями. Рассматриваем разные варианты, выбираем.

Очень многое зависит от фигуры человека, от пропорций телосложения. Сразу вижу, пойдет моей заказчице тот фасон, с которым она пришла, или нет. Очень часто женщины увидят в журнале или на ком-то что-то очень понравившееся им и тоже хотят иметь точно такое же изделие. А фигура-то – совсем другая. Поэтому ненавязчиво, исподволь, чтобы не обидеть, подвожу к другому силуэту, который подойдет больше.

Конечно же, немаловажную роль играет ткань, ее цвет, фактура. Очень люблю комбинировать, использовать разные фактуру и цвета, поэтому всегда имею в запасе набор материала, чтобы можно было дополнить то, что принес клиент, и не ограничивать свою фантазию из-за отсутствия нужного элемента.

Материал подешевле – шелк китайского производства для нарядов в национальном стиле – покупаю в Кызыле. А для дополнений использую дорогие восточные ткани турецкого производства, за ними езжу в Абакан. Там же беру и фурнитуру.

Когда все становится более или менее ясно, сажусь за работу. Если самой нравится то, что делаю, шью быстро. Если нет, то продолжаю думать над решением до тех пор, пока не пойму, что нужно сделать. Вкладываю в работу всю душу, без этого ничего не получится.

Жилетка на скорость

– Приходилось ли вам состязаться в мастерстве с профессионалами швейного дела?

– Да. В третьем республиканском конкурсе профессионального мастерства среди портных и закройщиков, который 10 августа 2012 года проводило министерство промышленности Республики Тыва. Этот конкурс проходил в Кызыле на базе ООО «ЭтноСтиль», в нем участвовали двадцать три мастера: пять закройщиков и восемнадцать портных. Многие уже не в первый раз принимали участие в подобных конкурсах, а я была новичком. Отсутствие опыта и подвело.

Этот конкурс интересен тем, что не с готовыми изделиями выходишь на подиум, а работаешь на глазах у всех. Задание – сшить маленькие детские жилетки в национальном стиле с тремя пуговицами. Образец – на манекене. Всем выдали одинаковый материал, определили время на работу – полтора часа. Справилась первой – за сорок минут. Все сделала точно по образцу, думая, что отклоняться от него нельзя, а оказалось, что надо было еще придумать что-то свое, например, карманы прострочить.

Но все равно получила специальный приз за скорость и качество – оверлог, машинку для обрезания и обметывания краев тканей. И еще диплом за третье место в номинации «Стилизованная нарядная одежда». Плюс призы, нужные мастеру: отрез шелка, запчасти к машинке, профессиональные ножницы.

Очень нужный конкурс: позволяет и опыт получить, и с коллегами из разных районов республики пообщаться. И призы хорошие, например, за первые места в номинациях – промышленные швейные машинки.

Настоящий грузин

– Марина Петровна, а национальные костюмы других народов вам приходилось шить?

– Когда бываю в Абакане, обязательно приглядываюсь к хакасским костюмам, их особенностям. Примечаю и русские национальные костюмы.

Мне очень нравятся костюмы разных народов, все они очень красивые. А вот шить довелось только один раз, но это был такой интересный опыт! Мы в семье этот костюм до сих пор вспоминаем.

Когда старший сын Чингис учился в четвертом классе, учительница предложила ему принять участие в районном конкурсе национальных костюмов. Я думала, что на нем надо представить именно свой национальный костюм, а учительница предложила: «Все будут в тувинских костюмах, а вы придумайте что-нибудь особенное, оригинальное».

Идея понравилась. Пошла в библиотеку, нашла книгу о национальных костюмах разных народов, изучила их. Особенно мне понравилась одежда народов Кавказа. Решила сшить сыну грузинский костюм. А чтобы было особенно эффектно, решили участвовать в конкурсе парой: Чингис и его одноклассница.

Поехала в Абакан, купила очень красивые материалы и сшила по образцу из книги мужской и женский грузинские костюмы. Даже мужские сапоги-чулки сама смастерила из кожзаменителя. Думала-думала, как же сделать, чтобы они не спадали, а облегали ногу, и придумала: застежку-молнию сзади аккуратно вшила, совсем незаметно ее было. Папаху сделала настоящую – из натурального каракуля. Нашла старую-старую каракулевую шубу и из нее сшила.

Когда грузинский костюм для сына был готов, долго обсуждали всей семьей, что положить в специальные маленькие карманчики на груди. Сестра Арина говорит, что туда патроны клали, ее муж Алик предлагает положить вместо патронов сигареты. В результате просто скатали бумажки в трубочки и положили в эти карманчики.

Нарисовала сыну усы, прицепила игрушечную саблю – настоящий грузин получился.

На районном конкурсе Чингис и его одноклассница Кузелмаа Хорлуг-оол не просто костюмы представляли, а танцевали под песню «Черные глаза». И заняли первое место, потому что действительно оказались самыми красивыми и оригинальными.

Чингис и после конкурса любил в этот грузинский костюм наряжаться. А когда сын подрос, и костюм стал ему мал, отдала его в школу – для детского танцевального коллектива.

Разбегающаяся коллекция

– Получается, что вы одновременно одна в нескольких лицах: и модельер, и закройщик, и швея. Сами образ создаете, и сами же его воплощаете в жизнь.

– А в селе по-другому нельзя. Все надо уметь самой. Жаль только, что в сутках всего двадцать четыре часа, времени катастрофически не хватает. В будние дни работа до пяти часов вечера в детском саду, потом – домашние дела, сыновья. Так что на любимое дело остается только поздний вечер и ночь, да еще выходные дни.

– Демонстрации коллекций одежды от Сотпа проводите?

– Вот с этим – проблема. Потому что коллекция из Хадына разбегается: в Туран, в Кызыл, в районы. Два года односельчанки просили провести показ своих моделей. Но никак не могла собрать их. Только в марте 2012 года это удалось. Попросила родных, друзей – всех, для кого шила, приехать. Они согласились, прибыли из разных районов и модели показывали на себе.

В Доме культуры соорудили подиум из поставленных перед сценой столов, накрыли их ковровой дорожкой, и все очень красиво получилось.

Знаете, что смешно вышло? В суете с подготовкой демонстрации одежды и приемом гостей не успела сама себе наряд сшить. Утром в день показа просыпаюсь и за голову хватаюсь: «А я-то в чем на подиум выйду, ведь в двенадцать часов уже начало?»

– Как и сапожник, который сам ходит без сапог, мастерица оказалась без наряда?

– Так и получилось. Но успела: за два часа сшила вот этот вечерний комплект – длинное шелковое голубое платье с длинной золотой накидкой. Мне золотые тона очень по душе, часто их использую в моделях.

А вот эту черную деловую жилетку с золотой отделкой тоже в самый последний момент сшила. Надо было ехать в Туран на собрание, а в райцентр у нас принято нарядными приезжать. В чем ехать? Сколько можно в одном и том же жакете ходить, его уже сто раз все видели. И за ночь сшила стилизованную безрукавку, только на изготовление пуговиц времени уже не хватило, поэтому запахивается она при помощи золотой ленточки. В том-то и преимущество стилизованной одежды: она и национальный колорит сохраняет, и позволяет фантазировать с учетом имеющихся возможностей.

Когда приехала в этой жилетке в Туран, все ахнули: «И я такую же хочу! И я!» Приятно было, что женщинам понравилось. Михаил Валентинович Иусов, председатель нашей Пий-Хемской районной администрации, тоже попросил сделать ему жилет с национальным орнаментом – в добавление к двум рубашкам в тувинском стиле, которые я ему уже сшила. Он в этих рубашках постоянно ходит.

Очень приятно, что в моих нарядах ходит и Солангы Михайловна Середар, директор Института оценки качества образования, депутат Верховного Хурала Республики Тыва. Она и сама красивая женщина, и одежду подбирает со вкусом, стилем. Солангы Михайловна – моя двоюродная сестра, дочь Надежды Тюлюшевны Чаш-оол, в их дружной семье я жила в последние школьные годы, поэтому шью для нее с особой любовью.

Носите на здоровье

– Уточните, пожалуйста, а национальный жилет для главы районной администрации Михаила Иусова вы все-таки сшили или нет?

– Нет, к сожалению. Я Михаила Валентиновича очень уважаю, но пока до его заказа руки не дошли из-за огромной загруженности. Но он поставлен на очередь.

К сожалению, до сих пор не могу сшить и эффектный наряд для нашей знаменитой певицы Софьи Кара-оол – Дулуш. Мы ведь с ней по отцовской линии из одного рода – адыг-тюлюшей. Мой папа был сыном Тюлюша Болдашкына, родного брата Дакпай-оола Кара-оола, отца Софьи, значит, ее двоюродным братом.

Мой дедушка Тюлюш прожил долгую жизнь – до восьмидесяти шести лет. Он не употреблял спиртное, не курил. Очень хорошо играл на мандолине и аккордеоне. Его брат Дакпай-оол здорово пел и плясал. Я очень хорошо помню, какие они были веселые, когда собирались вместе: пели, шутили, всем давали забавные прозвища.

Когда я была школьницей, мы как-то были в гостях у дяди Дакпай-оола. И как раз приехала Софья, она тогда училась в Москве, в музыкальном училище имени Гнесиных. И она подарила мне очень красивое платье, которое купила в столице. Мне думается, это платье она покупала для себя, а по щедрости души подарила мне. Такое модное: белое, в горошек, приталенное, с пышной юбкой. Я его очень любила и долго носила.

Мы и сейчас дружим. Когда получаем пригласительные билеты на концерты Софьи и ее мужа Игоря Дулуша, приезжаем в Кызыл и бываем очень счастливы и горды за своих родственников. И они к нам тоже приезжают. В 2011 году Игорь и Софья были гостями на сорокалетнем юбилее нашего зятя Алика Алдын-Херела, который праздновали в одном из туранских кафе.

А в прошлом году они были у нас в Хадыне, и мы вместе отмечали новый год по восточному календарю – Шагаа. В честь их приезда муж зарезал барана и сделал хан по всем правилам тувинской национальной кухни. Игорь тогда шутливо удивлялся: есть еще настоящие мужики, которые умеют так, как надо, разделать барана и встретить гостей настоящим тувинским изиг-ханом!

Так что супруг мой отличился, а у меня перед Софьей еще большой долг: тоже порадовать ее нарядом, как когда-то она порадовала меня, школьницу, московским платьем. Однажды хотела подарить уже готовую безрукавку, но она ей не подошла. Я обязательно должна сшить для Софьи красивую вещь, достойную ее души и таланта.

– Марина Петровна, когда-нибудь было такое: наряд, сделанный для кого-то, так понравился самой, что не захотелось его отдавать?

– Нет, все вещи отдаю с легким сердцем и говорю: «Носите на здоровье». Радуйтесь, будьте красивыми. И стильными.

Источник