Меню

Поясни за шмот одежда



Поясни за шмот одежда

Полный разбор фразы «Поясни за шмот».

Поколение Z живёт в прекрасном мире, где носить можно все что угодно. Максимум риска, на который идут зумеры – шанс получить модный приговор от кого-нибудь из знакомых. В каждом городе есть несколько исключений в виде особо тёмных подворотен, но это почти не считается. В нулевых одеваться было гораздо страшнее.

Заходя в секонд, нужно было обладать некоторым набором знаний об экстремистских субкультурах конца 90-х и начала 2000-х. Иначе приглянувшаяся шмоточка легко могла обернуться просьбой «пояснить» от неприветливых граждан с бритыми головами. Сегодня мы вспомним, откуда это взялось, какая одежда представляла опасность и, самое главное, что нужно было отвечать.

Кто «спрашивал за шмот»?

В то время процветали две крайне похожие, но противоборствующие субкультуры – скинхеды и антифа. И те и другие были крепко связаны с околофутбольным фанатским движением. Уличные драки между ними были повседневной нормой, а некоторые элементы одежды – распознавательными знаками.

Носить определённый бренд – значит, принадлежать к группировке. Так считали члены как левого, так и правого движения. Грубо говоря, это воспринималось так же, как если бы гражданский человек вдруг напялил военные погоны. У причастных лиц возникают вопросы, которые очень быстро конвертируются в удары по голове.

Чтобы текст не был пустым набором воспоминаний, я обратился к людям, в то время связанным с опасными движениями. Среди них бывшие фанаты, антифашисты и просто неформалы, которым доставалось больше всего. Важно: все, как один, утверждают, что правила часто различались по регионам. Обычно в этом был виноват испорченный «телефон».

Человек из провинции ехал в Москву или Питер, привозил оттуда нужные дресс-коды и рассказывал своим. Что-то забывалось, что-то приукрашивалось, а часть правил так и вовсе оказывалась бесполезными городскими легендами. Но в нулевых всё это было по-настоящему важно. Тогда субкультуры существовали гораздо более ярко и обособленно, чем сейчас.

За какую одежду «спрашивали»?

Шнуровка. Начнём с классики. Цвет шнурков – не просто дело вкуса, как вы могли подумать, а самый распространённый знак отличия у экстремистов. Почему? Всё просто. Сменить шнурки мог себе позволить каждый, а вот урвать даже палёный Stone Island куда сложнее. Обычно речь о высоких армейских ботинках, но молва распространила эти правила на всю обувь.

Белая прямая шнуровка – правобережная тема. Этот вид означал, что носитель избил до смерти человека восточного происхождения. Но по большей части только на словах. На деле же с белыми шнурками на берцах гоняли все, кто числился скинхедом. А о разнице между прямой/непрямой шнуровкой говорили только дотошные буквоеды.

Соответственно, красные шнурки отличали представителей антифа. К сожалению, некоторые обувные бренды не заботились о потребителях, продавая изделие сразу с красными шнурками. Хорошо помню, как школьный знакомый бегал на рынок, чтобы сменить цвет и перешнуроваться: от греха подальше.

В более ранних трактовках считалось, что околофутбольщики носили в том числе и красные шнурки. Они отличали уже опытного члена группировки, который никого не убил. Потом же, с развитием левых движений, красная шнуровка досталась ребятам из антифа.

Stone Island. Сейчас уже сложно установить, почему околофутбольщикам, скинхедам и прочим так приглянулся итальянский бренд Stone Island. Но мода точно пошла от британских организаций. В культовом фильме «Хулиганы Зелёной улицы» как раз можно увидеть граждан в «стониках».

Считалось, что «стонарь» никто не будет носить просто так. Носишь – где-нибудь да состоишь. Оригинал стоил бешеных денег, а за палёный избивали, потому что обладатель якобы хочет казаться тем, кем не является. А таких было действительно много. Иногда дворовому моднику случалось урвать Stone Island в секонде, за что он потом расплачивался при встрече с фанатами.

Но если вам так сильно приглянулась куртка, то шанс остаться целым всё же был. Лысых граждан интересовала не столько сама шмотка, сколько фирменный патч – шеврон с логотипом. Отодрав его, можно было решить много проблем, а то и толкнуть кому-нибудь за неплохие деньги. Да, некоторые уникумы специально пришивали «стониковские» патчи на обычную куртку с рыночка.

Существовал каноничный лук скинхеда. Помимо бритых голов, правых ребят отличало стремление следовать стилю одежды, заданному их британскими предшественниками в конце 60-х. Клетчатые рубашки Ben Sherman, подтяжки, джинсы Levi’s 501. Рубашку можно было заменить на поло Fred Perry или Lacoste. В России прижился именно этот вариант.

Привлекал лишние взгляды даже каждый элемент этого лука в отдельности, а уж вместе и подавно. Вряд ли вы одевались в темноте, и всё так удачно совпало, правда?

Читайте также:  Расчетно графический метод конструирования одежды это

Забавно, что опасность таких брендов, как Fred Perry, Lacoste и Burberry была ещё и в том, что в них гоняли как левые, так и правые. Каким-то чудесным образом мода распространилась на всех радикалов: особенно ближе к десятым годам. Тогда же в копилку опасных луков добавился бренд Carhartt. Естественно, это повышало вероятность нарваться на вопрос «За кого воюешь?»

Оранжевые бомберы. Главный атрибут российских скинхедов 90-х. Тогда возможностей ходить в «левисах» и Fred Perry было куда меньше, поэтому в качестве униформы прижились китайские бомберы с оранжевой подкладкой, добываемые на ближайшем рынке.

В нулевых это уже был скорее артефакт эпохи, чем боевая униформа. Оранжевые подкладки и камуфляжные штаны носили те, кто сохранил эти трофеи со старых времён. А до многих уголков провинции эта мода так и не доехала, так что носить можно было относительно спокойно.

Толстовки Lonsdale. Это явный атрибут скиновской моды эпохи нулевых. Палёные толстовки лондонского бренда можно было найти на рынке в любом городе. А наживёт ли обладатель такой шмоточки проблемы – вопрос крайне сложный.

В целом, можно было избежать членовредительства, ответив, что тебе нравится толстовка. Но есть один важный момент. Будучи надетой под расстёгнутую куртку, надпись Lonsdale превращалась в аббреавиатуру NSDA – Национал-социалистическая партия Германии. Это был явный признак, по которому своих отличали от чужих.

Существовали и чисто правые бренды. В основном, речь идёт о двух конкретных производителях – Thor Steinar и Sva Stone. В отличие от тех же Fred Perry, которые пытаются отмыться от печальной славы шмота для скинов, эти бренды сознательно делали одежду для радикалов.

«Спрашивали» за них даже более жёстко, чем за Stone Island. Во-первых, из-за чёткой идеологии производителя. Во-вторых, потому что это дорогие вещи, которые совершенно точно нельзя достать в секонд-хенде. Шансов сойти за обычного зеваку в таком виде – ноль. Причём охоту на вас в этой одежде открыли бы как правые, так и антифашисты. Никаких аргументов и полумер.

Как правильно «пояснять за шмот»?

Если совсем честно, то никак. В момент, когда к вам подошли, всё уже случилось. Иногда работал вариант сказать, что просто понравилась куртка. Всё напрямую зависело от двух вещей – расстановки сил и настроения того, кто спрашивает. Скилл красноречия в такие моменты был особенно важен.

Предыдущий абзац актуален для тех, кто не состоял ни в одной организации. У настоящих радикалов существовало два способа подтвердить, что одежда соответствует их статусу. Первый касался исключительно выездных ультрас. Называешь дату выезда, соперника и чем закончился замес. Почти не работает для тех, у кого в городе несколько крупных команд.

Второй – говоришь, кто из старших чинов в организации дал тебе право на ношение униформы. Серьёзно, это так и работало. Тех же, кто был в авторитете, знали и так.

В этом же кроется и тайный путь к спасению для тех, кому задают неудобные вопросы. Чем ближе дело было к десятым годам, тем выше вероятность, что человек, решивший «спросить за шмот» – обычный выпендрёжник, который либо не относится ни к какому движению, либо находится на очень низкой ступени.

У многих настоящих скинхедов и антифашистов были приводы, что само по себе отличный повод не отсвечивать. Кроме того, они частенько знали врагов в лицо. Заболтать новичка, который не слишком разбирается, всё-таки было можно. С огромной долей вероятности он просто пытается похвастаться своим знанием.

Но большинство молодых людей того времени считало, что надпись на одежде не стоит всех рисков. Особенно так думали те, кто жил в опасных районах и ежедневно виделся с кем-то из представителей группировок: как «красной», так и «белой».

Почему всё закончилось?

В 2010-х проблема радикальных движений медленно, но исчезала сама собой. Крупные правые группировки распались отчасти из-за внутренних разногласий, отчасти из-за уголовных дел против их лидеров. Некоторые из этих людей, по выражению Юры Дудя, стали «кулаками РПЦ». А новые тренды и интернет в каждом доме убили моду на ксенофобию. Подросткам стало неинтересно вступать в ряды опасных организаций.

Любой человек, плотно следящий за футболом, знает, какой мощной силой были российские фанатские группировки в девяностых и нулевых. Чтобы узнать, что стало с их лидерами сейчас, можете почитать это олдовое интервью Дудя с бывшим главой ультрас «Спартака» Иваном Катанаевым. Там есть все ответы.

2010-е оказались куда более спокойными и космополитичными в плане одежды. Лояльность к понятиям, некогда исповедуемым уличными радикалами, сохранили единичные маргиналы. Но многие и сейчас с опаской смотрят на потёртый «стоник», найденный в ближайшем секонде.

Читайте также:  У стражников нет одежды

Источник

5 брендов, за которые могут «попросить пояснить» на улице☝☝☝

Сегодня каждый знает выражение «пояснить за шмот», однако не многие могут даже объяснить,что это значит. За какие бренды нужно пояснять,за какие нет,и кто вообще всем этим занимается? Сегодня постараемся разобраться.

Fred Perry

Fred Perry — компания,производящая теннисную одежду обладает очень большой историей. Однако с течением времени её облюбовали футбольные фанаты. Как и в принципе многие другие бренды, её ещё с 70-ых годов облюбовали британские футбольные фанаты. Мода перенеслась и в Россию, так что члены ОФ сообществ могут спросить,какое право вы имеете носить этот бренд. Однако, бояться этого не стоит,ибо бренд действительно носят не только фанаты, но и обычные люди. Так что лишь неадекваты могут за это спросить.

Stone Island

Уже опаснее. Итальянская компания производит одежду премиум класса. Выделяется она нашивкой,которая называется патчем. Сегодня именно эта компания и стала символом «футбольных брендов». Попросить пояснить за это могут и настоящие фанаты, и те,кто хочет такими казаться. Поэтому носить «паль» — фальшивку с рынка, крайне не рекомендуется.

C.P Company

Предтеча предыдущему бренду обладает теми же качествами. Создан тем же дизайнером,только на 10 лет раньше. Производит компания верхнюю одежду,которая выделяется очками, нашитыми сверху. Так же облюбована футбольными фанатами, так что надевать однозначно не стоит,в особенности, если это не оригинал.

Источник

Поясни за шмот Кто избивает людей за выбор одежды и при чем тут футбольные фанаты

Феномен «Поясни за шмот» появился в России несколько лет назад, его связывают с культурой футбольного фанатства, которое зародилось в Лондоне много лет назад, вот только «пояснять» придумали именно у нас в стране. Здесь фанаты жестоко избивают тех, кто одет неугодным образом, причем с вопросами могут подойти к любому человеку: к тому, кто одет в дорогие бренды или, наоборот, в «паленку», к любителям подворотов на джинсах или New Balance. The Village Нижний Новгород разбирается, в чем суть этого движения, где есть риск нарваться на конфликт и можно ли его избежать.

Никита (имя изменено)

бывший футбольный фанат

Сейчас людей за шмот уже почти не бьют. Если все же кто-то ******** [докопался], можно спросить, за кого гоняют ( за какую команду болеют. — Прим. авт.), и сказать, что гоняешь за тех же — а своих бить не круто. Можно еще предложить «выскочить» один на один или «забиться», то есть поехать в лесок подраться.

Спросить за шмот могут не только офники ( футбольные фанаты. — Прим. авт.), но и люди из околофанатской тусовки. В «Небе», например, много подростков лет 13–15, которые общаются с фанатами постарше и при этом периодически просят кого-то пояснить, чтобы казаться круче.

Однажды, когда я только стал фанатом, приехал в «Небо» в камуфляжных штанах, и до меня сразу докопались — и так было не раз. Появишься там, к тебе сразу подойдут с вопросами: почему у тебя анорак военной раскраски, пойдем в переход, разберемся. Сейчас вся эта движуха переехала в «Жар-Птицу».

Сейчас я бы, конечно, не стал заниматься такой фигней: зачем это нужно — **** [лицо] кому-то разбивать, оно, может, потом и не срастется еще

Раньше просили пояснить вообще за все, даже за New Balance — типа их должны носить только фанаты. Жестче всего спрашивают за патчи ( брендированные нашивки на одежду. — Прим. авт.) Stone Island — оригинальные вещи этого бренда себе не каждый позволит, а паль ( подделка. — Прим. авт.), очевидно, купит только фанат. Паль продают рублей по сто, но есть и особо изворотливые продавцы, которые выдают их за оригинал и продают тысячи за полторы. На самом деле патчи отдельно не продают, они есть только на одежде Stone Island.

Не бывает такого, чтобы за шмот просил пояснить один человек, — к тебе подходят около десятка и начинают разбираться. Если ты им отвечаешь, что фанат, то тебе сразу предлагают «выскочить» один на один, спрашивают, за какую команду болеешь, просят назвать фирму ( кодовое название определенной группы, болеющей за ту или иную команду. — Прим. авт.). Больше всего болеют за «Спартак» и ЦСКА, но в Нижнем, например, и за «Волгу» гоняли.

В Нижнем эта тема сошла на нет, может, только если в какой глуши, куда это движение только дошло. Мне поначалу вообще было ***** [все равно] на все эти «пояснялки» и футбол, я просто освобождал свободную энергию. Сейчас я бы, конечно, не стал заниматься такой фигней: зачем это нужно — **** [лицо] кому-то разбивать, оно, может, потом и не срастется еще. Многие фанаты того времени сейчас образумились, как и я, и вспоминают тот период как какой-то жизненный зашквар.

Читайте также:  Какую одежду носить при типе фигуры песочные часы

Алексей Климов

жертва движения «Поясни за шмот»

На меня напали в Сормовском районе, и это было очень странно — тогда так вообще никто не делал. Мне было лет пятнадцать, мы шли с другом, и у нас были сумки бренда Codered — такие обычно носят люди из хип-хоп-тусовки, а мы тогда довольно долгое время занимались брейк-дансом. Еще на мне были кроссовки Asics красного цвета. К нам подошли ребята лет восемнадцати, стали докапываться, говорить, что такое носить нельзя, чтобы мы снимали все и отдавали им. Мы испугались и решили отдать. Потом с этой ситуацией я разобрался довольно легко. В полицию обращаться не стал, обратился к старшим братьям и друзьям, обидчиков нашли, и одежду вернули.

Очень часто пояснить просят люди, которые сами носят паль, это уже совсем странно. Они не понимают, что одежда не главное, тряпка ничего в их жизни не решит, пытаются быть теми, кем они не являются

Докапываться за шмот могут даже взрослые, что странно. Понятно, что ты можешь оскорбить кого-то тем, что носишь подделку на бренд, важный для целой культуры, но до избиений-то зачем доходить — это слишком низко. Я знаю, что все это пошло из Британии, но у них, мне кажется, движение более идейное, у нас же превратилось во что-то непонятное: просят пояснять даже за Tommy Hilfiger или Fred Perry; кому-то наплевать на культуру в целом, просто докапываются по фану. В нулевых, например, тем же занимались скинхеды, которые не разрешали носить подтяжки и Dr. Martins. Очень часто пояснить просят люди, которые сами носят паль, это уже совсем странно. Они не понимают, что одежда не главное, тряпка ничего в их жизни не решит, пытаются быть теми, кем они не являются.

Евгений Шорыгин

Впервые я узнал об этом движении около года назад, когда появились видео с избиениями и различные программы на федеральных каналах по этому поводу. С одной стороны, история новая по специфике, с другой — это все те же конфликты в подростковой среде, которые появились очень давно, например, в 2007 году, когда был расцвет субкультур. Это все можно назвать специфическим видом буллинга, жертвой которого становится каждый пятый подросток. Помимо внешних данных (подворотов, патчей и так далее), подросток может просто психологически маркироваться как жертва в плоскости иных материальных составляющих.

Если на вас напали, главное, не показывайте, что вы боитесь: вступайте в конфронтацию, задавайте встречные вопросы. Понимание мотивов во многом облегчает построение правильной модели поведения

Раньше неодобрение вызывали проявления маскулинности со стороны девушек или феминности со стороны юношей. Сейчас это все, конечно, осталось, но добавился и новый слой — вещи. Однако, все же первичными факторами являются особенности гендерных репрезентаций, то есть способы, с помощью которых мы позиционируем себя в обществе как мужчины, женщины, небинарные люди. И все же людей все еще маркируют на «тру» и «не тру» по признаку того, носят они так называемую паль (неоригинальные брендовые вещи) или нет. Есть такой паблик «Нижегородский кежуал», туда выкладывают людей, чтобы их травить именно по материальной составляющей, это новое проявление кибербуллинга. Обычно пик подростковой травли приходится где-то на седьмой класс, в сети еще легче: жертва не может дать отпор, и даже из дома выходить не нужно, чтобы вымещать свою агрессию. Статусная составляющая родителей важна, но не определяющая: агрессорами могут стать дети как из благополучных, так и из неблагополучных семей, то же самое и с жертвами. Может быть и так, что в семье денег много, а отношения в ней довольно шаткие.

Если на вас напали, главное, не показывайте, что вы боитесь: вступайте в конфронтацию, задавайте встречные вопросы. Понимание мотивов во многом облегчает построение правильной модели поведения. Если ваш ребенок стал жертвой, то будьте искренними в своих словах поддержки, осуществляйте невербальный контакт, универсального лекарства для таких ситуаций, увы, нет. Друзья тоже могут помочь, главное — не отворачиваться и не менять поведение излишне, указывая им, что их друг жертва: многие не любят излишнего сожаления. Существует телефон доверия, на который всегда можно позвонить, и с каждым годом число обратившихся растет на пять процентов. Если же телефонный разговор не поможет, нужно обратиться к психологу — и сделать это как можно быстрее.

Источник