Меню

Работаю по дому без одежды



Хожу дома без одежды

Когда я узнаю о том, что человек живет один, то меня охватывает небольшая зависть.

— Это круто, можно ходить по дому голеньким, — говорю я восхищенно и смотрю на реакцию.

Кто-то смеется и говорит:

— Агааа, это так здорово!

А кто-то таращит глаза и восклицает:

Покурим на балконе?

Однажды мы обсуждали с парнем тему домашней обнаженки, и он признался, что ему очень некомфортно так ходить. Хотя живет он один на 100500 этаже, и никто его в окно не запалит.

— Даже летом в жару у тебя нет балкона курящих нудистов? — спрашиваю я.

— Нет. Одежда для меня — это домик, в котором я себя чувствую в безопасности.

Несвободен

Общаясь дальше с этим человеком, я увидела, как же много рамок у него в голове. Он мыслил шаблонами и стереотипами.

Громко не смеяться. Не орать, даже когда хочется. Жить вместе через месяц знакомства. Свадьба через год. Дети. Нормальная работа. Ипотека. Женщина должна быть моложе мужчины. Женщина должна весить рост-110. Женщина должна готовить. Писательством не заработать. Блондинки дуры. Ну, и далее по списку.

— Чего ты хочешь добиться в жизни? — спросила я его однажды.

— Я не знаю. Ну, семью хочу, детей.

«Лишь бы не со мной», — подумала я.

Мечтатели

Поэтому так вдохновляют люди, у которых есть планы, мечты, желания, хотения.

Написать картину, выучить иностранный язык, увидеть Эйфелеву башню, научиться кататься на горных лыжах, спеть для аудитории в 900 человек, слепить снеговика во дворе, открыть свое дело, кататься на велике по воскресеньям.

Господи, сколько можно всего крутого придумать!

Но большинство современных молодых людей ограничивают себя приколами в соцсетях, игрушками и пивасиком по пятницам. Домик, в котором я себя чувствую в безопасности.

Да, ты в домике, теплом и уютном. Тебе комфортно и хорошо сейчас. Но с годами приходит чувство, что ты что-то упустил. Не успел. Не попробовал, не догнал. И поэтому так бесят молодые и задорные, которые тебя обогнали в развитии, которые чего-то хотят и блин, добиваются. Вот же твари.

Внутренняя свобода

А знаете, почему они добиваются? Потому что они не оглядываются на окружающих и разрешили себе быть свободными хотя бы в своей голове.

Свобода мыслей — это самое офигенное, что есть у нас.

А там, где есть свобода, там есть и dolce vita (счастливая жизнь). Первый шаг к внутренней свободе — это, как ни странно, благодарность .

«Спасибо, что у меня есть жизнь», — это первое, за что можно поблагодарить родителей и вселенную. А дальше благодари за все остальное, сочиняй мечты, преобразуй их в планы и образ жизни, который дает ощущение счастья.

Спасибо, что дочитали до конца! Жмите пальчик вверх и подписывайтесь на мой канал.

Источник

«Звонит курьер – а я голый». Посмотрите на минчан, которые ходят дома без одежды

Чувствовать себя хозяином в своей квартире, давать телу дышать и смотреть на свое отражение: поговорили с минчанами, которые ходят дома голышом – и им это нравится. Пока все дома, попробуйте и вы.

Анна-Мария (24): «Не было никакого блока насчет наготы: у меня достаточно прогрессивная семья»

– Как только я съехала из родительского дома и у меня появилось больше свободного пространства, я начала ходить дома голышом – это было лет пять назад, – рассказывает девушка. – Мне так удобнее и свободнее: я не очень люблю сковывающие ткани, когда что-то пережимает.

Не было никакого блока насчет наготы, потому что у меня достаточно прогрессивная семья и у нас была бодипозитивная атмосфера: мы часто выбирались на природу, и там голое тело не было чем-то запрещенным.

В баню тоже все ходили голыми – и не важно, мужчины, женщины или дети. Я не росла с пониманием того, что нужно прятаться, что нагота – это что-то плохое и мне нужно одеваться.

«Голой чувствую себя более раскрепощенной, чем в одежде»

– Мое отношение к телу сильно менялось: когда я была подростком, у меня было расстройство пищевого поведения, я очень долго не чувствовала себя комфортно в собственном теле. А за эти годы проблем в голове стало поменьше. Была проделана большая работа над собой с профессионалом, а то, что я принимаю себя голой, – это следствие, результат этой работы.

Но, мне кажется, такой образ жизни не столько связан с бодипозитивом, сколько просто с комфортом: легче двигаться, легче делать самые разные вещи – даже просто мыть посуду.

Стоя голой перед зеркалом, я себя чувствую более уверенной, мне приятно смотреть на линии тела, на то, как оно себя ведет. Можно чувствовать себя очень уверенно в одежде, особенно, если эта одежда подобрана тобой, но при этом голой я чувствую себя более раскрепощенной.

Может, это звучит немного нарциссически, но для меня очень важна эстетическая составляющая: мне доставляет удовольствие просто проходить где-то и видеть свое отражение.

Хотя иногда я могу быть дома и в одежде – особенно зимой, потому что холодно.

«В какой-то момент мы с соседкой достигли такой близости, что спокойно могли быть голыми в присутствии друг друга»

– Я не думаю, что все друзья знают, что я хожу голой дома: это не настолько важная информация. Когда приходят гости, обычно для удобства людей я одеваюсь – но при друзьях могу быть голой какое-то время, например когда переодеваюсь.

В данный момент я живу одна. Когда только съехала от родителей, какое-то время жила с сестрой, и мы постоянно ходили голыми по квартире: мы с детства видели друг друга такими, и это не было чем-то необычным.

Потом я около двух лет жила с соседкой, и мы изначально обговорили, что нам комфортно, а что нет, какие у нас домашние обязанности. А в какой-то момент мы достигли такой бытовой близости, что спокойно могли быть голыми в присутствии друг друга.

Правда, бывали и забавные моменты: как-то раз, например, соседка пришла домой со своей подругой. Она мне об этом написала, но я не прочитала сообщение и в итоге вышла встречать их голой. Было смешно: «Ой, извините, я пойду оденусь».

Если я буду жить с тем, кому будет очень-очень некомфортна моя нагота, то, наверное, стану одеваться из уважения к желаниям человека. Но вероятность того, что я буду жить с кем-то с такой позицией, не очень большая.

Кацярына (26): «Мне не вельмі падабаецца маё адзенне – таму я карыстаюся магчымасцю нічога не апранаць»

– Я хаджу дома без адзення з дзявятага класа, ужо амаль дзесяць гадоў – але тады рабіла гэта, калі мяне ніхто не бачыў. Не памятаю ні няёмкасці, ні сораму – для мяне гэта заўсёды была вельмі звычайная рэч.

Бацькі, думаю, не ведалі. Але гэта і не вельмі важнае пытанне: ходзіць дачка дома голая, і няхай ходзіць – галоўнае, каб добра вучылася. Я ўвогуле да адчуванняў іншых людзей стаўлюся вельмі ўважліва, таму калі чалавеку некамфортна бачыць мяне без адзення, то я не буду гэта паказваць.

Пачала рабіць так, па-першае, таму што гэта зручней: калі прыходзіш дамоў пасля доўгага дня на працы, у школе ці пасля ўніверсітэта, хочацца ўсё з сябе зняць, каб цела падыхала, таму што матэрыялы сінтэтычныя і цяжкавата хадзіць.

А па-другое, мне ўвогуле падабаецца маё цела. Зараз у мяне дома шмат люстраў, паверхняў, якія адлюстроўваюць, і я часта спыняюся, гляджу на сябе – гэта вельмі інтымны момант.

Читайте также:  Одежда которая делает женщину старше

Таксама мне не вельмі падабаецца маё адзенне. У мяне праблемы са стылем, і, можа, для кагосьці гэта не самая важная рэч, але я не адчуваю задаволенасці ад таго, што апранаю. Штосьці набуду, нашу тыдзень-два, а потым мне гэта надакучвае: таму я карыстаюся магчымасцю дома нічога не апранаць, калі не патрэбна.

А яшчэ ў маёй сям’і ёсць традыцыя мыцца ў бані, і з дзяцінства я прывыкла бачыць голых жанчын, розныя канстытуцыі і розныя целы. Праз гэта, напэўна, я і сябе асэнсоўвала не на 90-60-90 – у мяне з гэтым усё добра было і ёсць.

Я з сёмага класа займалася гімнастыкай, і таму ў мяне з фігурай усё добра, нават былі кубікі на прэсе. І, калі я ўжо пачала асэнсоўваць сябе як дзяўчыну і паглядзела на сябе голую ў люстэрка, мне спабадалася тое, што я ўбачыла.

«Адлюстроўвацца ад духоўкі ці глянцавай паверхні шафы нашмат цікавей»

Дзве асноўныя рэчы, якія ўплываюць на ўспрыманне сябе, – гэта настрой і святло: пры прыглушаным святле контуры згладжваюцца і ўсё добра, а пры яркім можна сабе разглядаць вельмі доўга і застацца незадаволенай. Але, калі я бачу сябе ў люстры, мне вельмі падабаецца – магу нават сфатаграфавацца.

Яшчэ вельмі цікава назіраць, як я выглядаю ў розных месцах: адлюстроўвацца не ад люстэрка, а ад духоўкі ці глянцавай паверхні шафы нашмат цікавей, бо так я адразу вытанчаная, прыгожая.

Увогуле з пераходнага ўзросту і са школы стала больш лагодна ставіцца да свайго цела: не крытыкую сябе за цэлюліт, за жырок на жываце. Ведаю, што ўсё гэта выпраўляецца, а жыць можна і з гэтым, і ўсё нармальна.

Падыходзіць да акна не баюся – у мяне кватэра на трэцім паверсе, і дрэвы растуць адразу пад вокнамі. Вось калі замаўляю нешта і кур’ер звоніць у дзверы, магу схамянуцца, што я не апранута. Але каб адчыняла дзверы голая – такога яшчэ не было (смяецца).

Перад сябрамі галышом не хаджу, але люблю нудысцкія пляжы і калі збіраюся паехать на мора, то загадзя шукаю такія месцы.

Дзяніс (21): «Так я адчуваю сябе гаспадаром у сваёй хаце»

– Я пачаў хадзіць без адзення, калі стаў жыць асобна ад бацькоў, – гады тры таму. Калі я жыў з бацькамі, таксама так хадзіў, але толькі калі нікога дома не было, бо перад мамай няёмка.

Дакладна не ведаю, чаму пачаў так рабіць, але мне проста не вельмі зручна ляжаць ці сядзець у вопратцы: калі на мне майка ці кофта, напрыклад, гэта перашкаджае.

Я падзяляю ідэі бодзіпазітыву, але не праз гэта хаджу голым. Мне проста зручна: цела дыхае, я адчуваю сябе гаспадаром у сваёй хаце. Калі б у мяне быў свой дом, сваё лецішча, я б там па ўчастку хадзіў голы – гэта ж мая тэрыторыя.

Па камплекцыі я заўжды быў не асабліва вялікі. Хоць і шмат спрабаваў займацца спортам і ў трэнажорку хадзіў, але ў мяне не атрымліваецца набраць вагу – хаця я раней вельмі хацеў.

Але потым пахадзіў у залу, штосьці там падправіў, набіў татуіроўкі, якія мне падабаюцца, і зараз не лічу сябе нейкім дрэнным – проста падабаецца як ёсць.

Я ўвогуле не люблю ў люстэркі глядзецца, але, калі іду па кватэры і выпадкова бачу сябе ў поўны рост, асаблівых адчуванняў няма. Я не любуюся сабой, але ў той жа момант, калі бачу сябе, не думаю, што лепей апрануцца: зараз мне цалкам кафортна, абсалютна.

«Тэлефануе кур’ер – а я голы»

– Я жыву зараз з дзяўчынай, і ў яе нармальнае стаўленне да гэтага. Яна часам і сама ходзіць галышом, бо мы ж блізкія людзі, не раз бачылі целы адзін аднаго, і чаму саромецца?

Пры людзях магу хадзіць па-рознаму, залежыць ад таго, наколькі блізкі мне чалавек: калі гэта мой сябра, то я, канешне, трусы апрану, але магу спакойна толькі ў іх і пахадзіць. Зараз нават пры маці і пры маці дзяўчыны магу таксама хадзіць проста ў трусах.

Часам крыху хвалююся, што хтосьці можа ўбычыць, як я хаджу голым, бо мы жывём на другім паверсе. Але ў нас такая вуліца, што там мала хто едзіць і ходзіць, таму з часам я перастаў баяцца, што хтосьці мяне ўбачыць.

Мяне больш за ўсё турбуе, калі я замаўляю ежу на дастаўку: забываюся, а потым тэлефануе кур’ер, а я голы, і мне трэба хуценька нешта апрануць. Але гэта самыя кур’ёзныя моманты.

Александра (20): «Мне просто лень одеваться дома»

– Чуть меньше года назад я наткнулась на пост в Instagram, где рассуждали о том, что полезно спать голышом. Я подумала: почему бы не попробовать? Раньше перед сном я надевала на себя и нижнее белье, и шорты, и майки, и все прочее – а потом поняла, что без одежды комфортнее: и телу приятнее, и ничего нигде не пережимает.

И подумала: если мне комфортно спать без одежды, почему бы так не походить? Я попробовала – и мне понравилось. А потом стало просто лень что-то надевать.

Как часто хожу голышом, зависит от температуры дома и настроения. Бывает, что я прихожу с учебы, раздеваюсь, и мне лень одеваться опять – уже вечер, и смысл мне что-то надевать, если и так комфортно?

Когда выходные и я знаю, что никуда сегодня не пойду, тоже могу могу обходиться без одежды. Или иногда могу на себя накинуть какую-нибудь рубашку и ходить так.

Я живу с мамой, но большую часть времени я одна дома. Она пару раз видела, что я так хожу, но спросила только, почему я так делаю. Я сказала, что просто не хочу одеваться. Ответ был: «Ну ладно, твое дело».

Думаю, что большинство людей ходит дома в одежде, потому что это привычка: ты на улице в одежде, при людях в одежде – так просто сложилось. И, возможно, это такой внутренний стыд: как это так, я буду ходить голым? Хотя тебя же никто не видит – какая разница?

«В этом нет ничего особенного: все мы люди, и у всех все одинаковое»

– Сначала я просто начала спать и ходить по дому голой – но, когда позже стала анализировать, копаться в себе, я поняла, что теперь более лояльно отношусь к своему телу.

Однажды я была в походе большой компанией, и кто-то предложил пойти купаться голышом. Я плохо знала этих людей, но согласилась. Тогда я еще не ходила голая по дому, и сначала мне было страшно раздеваться: как это, будем все голые купаться, я же их не знаю, а что они обо мне подумают?

Но потом, когда все веселились и плавали, стало понятно, что все общаются так же, как если бы были в купальниках, и ничего в этом такого особенного нет. Все мы люди, и у всех все одинаковое.

Раньше у меня были комплексы по поводу фигуры, а сейчас стало проще себя принимать, смотреть на себя, я начала себе нравиться. Когда прохожу мимо зеркала, обращаю внимание на свое тело, разглядываю его.

За этот год отношение к своей внешности значительно изменилось. Раньше мне не нравились некоторые части моего тела, моя фигура: я постоянно стремилась похудеть, что-то изменить, хотя тогда была даже худее, чем сейчас.

А потом, когда стала практиковать хождение голышом, начала присматриваться к себе, чаще смотреть в зеркало и контактировать с телом, поняла, что мне и так хорошо. И заморачиваться по поводу таких вещей глупо, потому что я красивая.

Читайте также:  Что такое коллекция одежды какие бывают

Аляксандр (23): «З’яўляецца адчуванне, што нешта не так, калі хаджу па доме ў адзенні»

– Я не магу прасачыць, калі гэта пачалося. Напэўна, гады чатыры таму: я тады прачытаў у інтэрнэце, што хадзіць без адзення добра для здароўя. Зараз я і сплю, і хаджу па доме так.

Ніякай розніцы асабліва не было: звычайна я хадзіў у трусах і майцы, а тут проста без іх. Я ж не хадзіў па хаце ў світары, штанах, таму гэта не было шокам.

Можа, толькі зімой, калі там будзе -30 °С, я магу накінуць нейкі халат. А так зараз у мяне з’яўляецца адчуванне, што нешта не так, калі я хаджу па доме ў адзенні.

У мяне два вялікіх люстра дома, я міма іх праходжу раз пяцьдзясят за дзень: бывае, гляну – і мне ўсё падабаецца. Дыскамфорту дакладна няма, эратычных думак таксама (смяецца). Успрымаю сябе так, як і ў адзенні.

«Ніякай надзвычайнай рэакцыі ў людзей няма – бачна, што ўсіх цікавіць тэма сексуальнасці»

Можа быць, і пачну апранацца дома: напрыклад, калі ў мяне з’явіцца дзіцё. Нават калі я і жонка будзем хадзіць без адзення, трэба будзе размаўляць пра гэта і абмяркоўваць, наколькі этычна хадзіць галышом па доме пры дзіцяці.

А зараз я жыву з маці, і калі яна дома, то я хаджу ў адзенні, таму што ў нас у сям’і гэта не прынята. Можа, яна і ведае, як я хаджу, калі адзін, бо я не вельмі гэта хаваю. Калі заходзяць госці, я апранаюся. Пэўная колькасць маіх сяброў бачылі мяне і без адзення, але ўсё ж такі мы не ва Францыі ці Іспаніі, дзе такія традыцыі замацоўваліся дзесяцігоддзямі: у іх ёсць і нудысцкія пляжы. А ў нас такое заціснутае грамадства.

Але для мяне гэта настолькі звычайная справа, што я нават не задумваюся пра тое, што я дома голы.

Калі камунікую з людзьмі, са старымі знаёмымі, слова за слова магу расказаць, што я хаджу дома без адзення, і ніякай надзвычайнай рэакцыі ў людзей няма. Увогуле бачна, што ўсіх цікавіць тэма сексуальнасці, свайго цела, прыняцця сябе. Я гэта не прапагандую, не ладжу лекцый – проста так жыву, і мне нармалёва.

Источник

Я работала без одежды!

Большинство из нас, собираясь на работу, тщательно одеваются и подбирают аксессуары. Но некоторые девушки поступают ровно наоборот.

«Нужна смелая девушка для эксперимента с обнаженкой», — пишу я сообщение на форум cosmo.ru. И точно знаю, что кто-нибудь обязательно откликнется, что редактор не убьет меня за просроченный дедлайн и мне не придется идти на эксперименты над самой собой. Дело в том, что.

– Ты готова по заданию редакции поработать. ну, скажем так, голой? — спрашиваю я Свету, одну из девушек, откликнувшихся на мое письмо.

На том конце провода девушка раздумывает пару секунд и отвечает «да».

Однако подробный рассказ об эксперименте ее и радует, и смущает.

– Я поняла, что смогу это сделать, тут не нужны специальные навыки, — говорит Света, — и то, что не будет сексуального уклона, тоже порадовало – муж у меня все понимает и не ограничивает свободу моих действий, но такой поворот сюжета, думаю, его бы не вдохновил. А смутило то, что я действительно буду полностью обнаженной; к тому же, согласившись на эксперимент, уже никуда не денешься – хоть смущайся до упаду. Зато массаж привел меня в полный восторг, давно я хотела на него сходить! Ну и боди-арт – это интересно!

В общем, без долгих колебаний Света согласилась на проект.

– Правда, я думала о том, что мое тело все же далеко от совершенства. Но утешало то, что, во-первых, не так уж катастрофически далеко, а во-вторых, все же фотографы Cosmo дело свое знают и пропасть не дадут.

Когда в тот вечер муж пришел с работы, Света сказала ему:

– Дим, послушай, мне нужно с тобой посоветоваться. Мне придется тут несколько раз раздеться. Догола. Для Cosmo-эксперимента.
Дима же просто спросил:

– Тебе это интересно, тебе этого хочется?

– Тогда иди, раз хочется.

«Бывают же на свете пары, у которых все по уму!» — подумала я, услышав Светин рассказ, и занялась организацией эксперимента.

Школа массажа Елены Земсковой – шесть лет успешной практики, рекомендации. По счастливой случайности в школе готовились провести семинар по тандем-массажу. Я сразу записала Свету в ряды желающих предоставить свое тело ученикам.

В массажной комнате было большое зеркало во всю стену и четыре кушетки. На трех из них умиротворенно возлежали фигуры в веселых зеленых «памперсах». Света в данный момент облачается в точно такие же, и не памперсы это вовсе, а стерильная одноразовая ткань, которая обматывается вокруг бедер, чтобы белье не пачкалось массажным маслом. А вот, кстати, и Света, спешит к своему пустующему ложу.

Каждую модель мнут, поглаживают и расслабляют одновременно два человека. Это ученики школы – косметологи, массажисты, медики. Они здесь ради одной цели – изучить более сложную технику. Сегодня перед ними стоит важная задача: научиться делать массаж вдвоем, понимать партнера по движениям его рук, действовать как одно целое. Преподаватель Сергей прохаживается между кушетками и инструктирует учеников: «Отработайте роль ведущего и ведомого. Предугадывайте движения друг друга».
В классе уютно: светло, звучит тихая музыка, работают обогреватели. Урок длится несколько часов, а модели лежат практически обнаженными, поэтому очень важно, чтобы температура в зале была комфортной.

– Так, теперь давайте отработаем следующее задание: фрикция продольная двусторонняя. — Сергей рисует на доске движение, которое ученикам предстоит воплотить. Модели лежат на животе, им не смешно, похоже, предыдущие манипуляции их настолько релаксировали, что им буквально лень приподнять голову. Света не исключение, кажется, она даже задремала. Если честно, я ей ужасно завидую. Ну представьте, тепло, хорошо, уютно. Сразу четыре руки мнут твою спинку, ножки и попу. Напряжение уходит из мышц, спина, уставшая от сидения за компьютером, благодарно распрямляется. Причем все это еще и бесплатно. Обязательно предложу себя в качестве модели на следующий обучающий семинар! Сделать это, кстати, просто: нужно позвонить в школу, узнать, когда планируются семинары, и оставить секретарю свой телефон.

– Модели не утомились? — заботливо спрашивает Сергей.

– А разве можно от массажа утомиться? — с иронией спрашиваю я.

Оказывается, можно: лежать несколько часов на животе непросто. Каким бы приятным ни был массаж, рано или поздно тело затекает и ему надо дать отдохнуть.

Света встает с кушетки с осоловевшими глазами, укутывается в полотенце. «Ну как тебе такая работа?» — видимо, абсолютно не вовремя лезу я со своими расспросами, потому что Светины мысли где-то далеко. Только минут через двадцать она возвращается с небес на землю и начинает делиться впечатлениями.

– Массаж в четыре руки – незабываемые ощущения.

– Света! — говорю я. — Ведь ты же так стеснялась!

– Да не испытывала я никакого стыда! Ну да, мне пришлось при посторонних лежать в этих зеленых трусиках. Но ведь это сотрудники салонов красоты, глупо их стесняться. Но меня не покидала одна мысль – так уж ли я идеально подготовилась к проекту? Да, я приняла душ, пообщалась с бритвой, потерла пемзой пятки. А вот сделать качественный педикюр в салоне времени не было. Каждый раз, когда руки приближались к стопам, я думала про свои пятки. Не хочется, чтобы людям было неприятно общаться с твоим телом. Хотя, скорее всего, это всего лишь «тараканы» в моей голове.

Читайте также:  Как снять магнитную защиты с одежды

В тот вечер у Светы случилось, как она рассказывала, «обострение комплексов». Она уже почти готова была отказаться от продолжения эксперимента, но помог разговор с мужем: Дима очень успокаивал и поддерживал ее. (Дима, спасибо вам от всей редакции! Вам со Светой друг с другом очень повезло.)

На следующий день Свете предстояло побыть в роли натурщицы. Речь шла о группе студентов. Владимир Виневский, завкафедрой художественных дисциплин МХПИ (Московского художественно-промышленного института) отнесся к нашему любопытству благосклонно. Он поставил единственное условие: натурщица должна позировать в течение пяти часов – столько длится урок. Все-таки мы участвуем в учебном процессе, а студенты третьего курса как раз готовят зачетные рисунки.

Света переодевается, накидывает халат и закалывает волосы – шея должна быть открытой.

– Волнуешься? — интересуюсь я.

Света отрицательно качает головой. Она спокойно поднимается на подиум и легким движением руки скидывает халатик. Следующие несколько минут ее тело внимательно изучают двенадцать человек. Им предстоит рисовать натуру в трех позах: стоя, лежа и со спины. Для начала Свету просят встать ровно, затем немного расслабиться, опереться на шест – так называемая палочка-выручалочка, чтобы стоять было чуть-чуть легче. Все, время пошло.

На самом деле это для нас оно пошло, для Светы же оно тянулось мучительно долго. Профессиональные натурщики умеют расслаблять те или иные мышцы, незаметно переносят вес с одной ноги на другую. Для Светы же объявленный пятиминутный перерыв как долгожданный отпуск.

– Просим вернуться натуру.

Света как-то легко реагирует на обращение «натура» и спешит на подиум.

Потом Свете предстоит возлежать на кушетке, и этот факт не может ее не радовать. Она уже полностью свыклась со своей новой ролью и даже успевает отвлечься и поразмышлять о планах на выходные.

Чуть правее в этой же аудитории студенты рисуют Наталью – она профессиональная натурщица. Вот уже шесть лет это ее основная работа, хотя по образованию она геолог. А началось все с того, что однажды кто-то из знакомых предложил попозировать начинающим художникам. Наташа так увлеклась искусством, что даже и не думает о другой работе. Хотя, надо признать, больших денег эта профессия не приносит, один час позирования стоит 80 рублей.

– Так странно видеть себя глазами чужих людей. — Света с интересом рассматривает законченные рисунки. — Кому-то я кажусь худой и хрупкой, а кто-то увидел меня обладательницей третьего размера.

Кстати, не только размер, но и форму груди Светы все нарисовали по-разному. Действительно, у каждого свой взгляд.

– Но ты себе хотя бы нравишься?

Я все пытаюсь понять, изменилось ли у Светы отношение к своему телу.

– Я как знала о своих недостатках, так и знаю. Единственное, что изменилось, – я уже не так стесняюсь обнажать грудь. Наверное, чтобы получить удовольствие, девушка должна тешить себя мыслью, что в этот момент ее запечатлевают на века. Но лично я эйфории от процесса не испытала. Ноги, шея и спина затекают так, что последние минуты до перерыва текут невыносимо медленно. Конечно, мне было любопытно и приятно увидеть себя в рисунках, но вряд ли когда-либо еще соглашусь позировать. Все-таки мое тело далеко не идеально, и, наверное, его было не просто рисовать.

Обратиться к команде Натальи Павловой мне посоветовала визажист Лера Филиппова. Именно в этой школе она в свое время обучалась мастерству макияжа и боди-арта. Кстати, свои знания Лера успешно применяет на страницах Cosmo.
Светлане предложили не просто побыть моделью для обучения в школе искусства росписи по телу, а примерить на себя целый образ.

В школу мы приехали пораньше. Пока Наталья Павлова и ее коллега Ульяна заканчивали приготовления, мы со Светой смотрели фотографии уже созданных работ. С каждой фотографией настроение Светы падало.

– Таня, ну смотри, какие красивые тела у девушек, они же все модельной внешности.

Нет, в целом наша героиня довольна своим телом, но слабым местом считает грудь. С рождением ребенка она, по мнению Светы, потеряла форму, поэтому в будущем Света не исключает вариант с пластической операцией. Если честно, мне кажется, Света просто выдумала себе проблему. Хотя кто из нас абсолютно доволен своим телом и формами?

– Если бы в этом проекте не участвовало столько людей, — вдруг шепотом признается Света, — я бы сейчас сбежала. Ты даже не представляешь, как я нервничаю.

К счастью, шансов на побег у Светы не осталось: мастера оповестили о полной боевой готовности. Процесс перевоплощения начался с макияжа и прически. Замысел был таков: создать образ вязальщицы в стиле французского кубизма. Но это мы поняли потом. Пока же было неясно, зачем в Светины волосы вплетают толстую разноцветную пряжу.

Но вот наконец макияж завершен и Свету, сидевшую до этого момента в бюстгальтере и джинсах, просят раздеться до трусиков. По-моему, для нее это был самый сложный момент – вот так взять и окончательно раздеться. Света набирает в легкие побольше воздуха – и предстает перед нами. Пока визажисты намечают карандашом контур рисунка, она машинально прикрывает грудь ладонью. Но как только на все тело наносят тональный крем-основу, Света расслабляется. Она больше не чувствует себя обнаженной. Ее тело снова «одето», защищено. Она даже улыбается.

Наташа и Ульяна начинают рисовать на Свете разноцветными красками. Синий ромбик, серый квадрат, одна рука – в черный цвет, другая – в коричневый. Краски для боди-арта специальные, на водно-жировой основе, поэтому нет ощущения стянутости кожи. Да и мягкие кисточки скользят по телу очень приятно.

Процесс занял более трех часов. Все это время Света должна была стоять ровно, лишь изредка переминаясь с ноги на ногу. Пока краски сохли, важно, чтобы руки не соприкасались с телом. Время от времени визажисты интересовались самочувствием модели: голова не кружится? Оказывается, были случаи, когда девушки падали в обморок: иногда сеансы длятся по десять часов и все это время девушка должна стоять. Кстати, важно, что она в этот день ест. Самый лучший вариант – шоколад и чуть-чуть коньяку, для тепла. Все-таки краски совсем не греют.

Наконец все готово. Я смотрю на Свету: такое ощущение, что на ней надет потрясающий авангардный топ в обтяжку. И как жалко, что вся эта красота живет всего несколько часов, до первого похода в душ. Собираясь домой, Света еще какое-то время дефилирует по студии в одних трусиках-стрингах: то соку попьет, то примется за поиски сумки. И ведет себя так, как будто на ней роскошное вечернее платье.

– Эта часть эксперимента подарила мне совершенно новые ощущения. С каждым взмахом кисточки ты меняешься, становишься другой. И в какой-то момент краски становятся твоей одеждой. Странно – как это в самом начале я стеснялась? (Смеется.) Но, с другой стороны, это все-таки тяжелая работа. Меня красили 3,5 часа!

Это, по словам Ульяны и Наташи, еще очень щадящий режим. Более сложный рисунок, с большим количеством мелких деталей, занимает гораздо больше времени. Но Света уже записалась на следующее занятие по боди-арту: ей понравилось быть моделью.
После занятия Света отказалась смывать рисунок с тела и уехала домой, смыв лишь краску с кистей рук – очень хотелось в таком виде показаться любимому мужу.

Благодарим за помощь в проведении эксперимента «Школу массажа Елены Земсковой», «Команду Натальи Павловой» и Московский художественно-промышленный институт.

Источник